Сайт гильдии Covert Operation в RFO (Rising Force Online), сервер Асу
Сайт гильдии CovertOps в PW (Perfect World), сервер Орион
Сайт гильдии ТихийОмут в PW (Perfect World), сервер Орион
Сайт гильдии CovertOps в AION, сервер Гардарика
Covert Operation   Понедельник, 01.05.2017
 
Меню сайта
Наш опрос
Какой(ие) браузер(ы) вы чаще используете?
Всего ответов: 2188
Статистика
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
Цитаты башорг
Цитаты няш
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Клото 
Форум » Не вошедшее в другие разделы » Флудильня » Молчание ветра (Arlekin008)
Молчание ветра
Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:40 | Сообщение # 1
Продолжение "Сломанных крыльев"

Город Оборотней бурлил. Слышались крики толпы, вопли торговцев, нахваливающих свой товар, яростное рычание оборотней, вышедших в шутку помериться силой на площадь, гомон животных, сопровождавших своих хозяек-друидов, звон молота старого кузнеца. Вся эта, как казалось на первый взгляд, какофония звуков удивительным образом превращалась в стройную и завершенную мелодию, такую простую, но все же поражавшую своей глубиной и насыщенностью. И никто, казалось, не замечал девушку-друида, боязливо поглядывавшую на все это великолепие.
Раэлин родилась в Поселке у Моста и была в столице зооморфов первый раз. Не смотря на то, что ее родная деревушка была довольно-таки близко к Городу Зверя, девушке шестнадцати лет от роду никогда не доводилось здесь бывать. Шумный город несколько смутил Раэлин, и она чувствовала себя не вполне уютно.
Друид отбросила с лица непослушную прядь темных, как смоль, коротких (всего лишь по плечи) волос, пригладила перепончатые, как крылья у летучей мыши, ушки. Девушка была облачена в легкую летнюю одежду, благо погода позволяла. Зимой в землях зооморфов было даже теплее, чем у людей летом, поэтому друиды с начала сотворения мира пропагандировали минимум ненужных лоскутов ткани на теле и максимум открытого тела. Подобная мода, надо сказать, была встречена мужчинами Идеального мира с большим энтузиазмом, ибо некрасивых друидов не бывает вообще.
Раэлин без зазрения совести гордилась своей точеной фигуркой. Единственное, что ее слегка смущало – рост. Даже по сравнению с миниатюрными женщинами народа зооморфов, она была ниже всех друидов на полголовы. Однако со временем девушка привыкла и стала любить себя такой, какая она есть.
Из раздумий ее вывел чистый звонкий женский голос:
— Раэлин!
Друид обернулась и уставилась своими чистыми голубыми глазами на девушку-кошку, представшую перед ней, и узнала в говорившей свою подругу, Алису.
Она была личностью очень яркой, выделявшейся из толпы. Невысокая девушка, довольно хрупкого, но спортивного телосложения лет шестнадцати-семнадцати на вид. Ее волосы были темно-русого цвета, челка доходила до подбородка, а некоторые пряди Алиса убирала за уши, что бы не мешались и не лезли в лицо, сзади и на затылке непокорная шевелюра собиралась в хвост. Однако чаще волосы просто торчали во все стороны, ибо их хозяйка никогда не утруждала себя услугами стилиста. На лице у Алисы всегда сияла задорная улыбка, которая очень ее красила. Большие карие глаза немного насмешливо и в то же время дружелюбно смотрели на Раэлин. В глазах друида порой пропрыгивали озорные чертики, особенно если мимо проходил какой-нибудь широкоплечий оборотень. Лицо девушки немного вытянутое, красивый, чуточку курносый нос—Алиса была очень симпатичной.
— Привет, Алиса,— Раэлин застенчиво улыбнулась друиду и обнялась с ней.
— Локки все писал мне о тебе. Я рада, что ты наконец приехала ко мне погостить. Совсем забыла меня, мышка! А я помню тебя еще совсем крошкой. Ну, ладно, чего на месте стоять, идем ко мне домой. Знаешь, я переехала на окраины города, теперь живу на берегу Озера Пронзенного Сердца. Какой вид, доложу я тебе! Какие пейзажи! А вода, вода! Знаешь, очень приятно бывает утром нырнуть в прохладную глубину озера, сразу и мысли чище становятся, весь день ходишь бодрой, свежей. Опять же, никакого шума и гама, никакой суеты, нет надоедливых торговцев…
Так они шли, смеясь и болтая, по людному городу, к воротам. Раэлин смотрела на свою подругу и думала о том, что хочет стать такой же. Алиса была сильной и упорной девушкой, уже многого добившаяся в жизни. У нее была престижная должность в неплохом клане, достаточно денег, чтобы безбедно существовать и еще небольшой излишек на то, что бы порадовать себя, любимую, новой стильной одеждой и прочими бесполезными, но греющими душу вещичками.
Раэлин познакомилась с Алисой три года назад, через своего старшего брата Локки. Всего год назад молодой зооморф отправился изучать искусство борьбы тяжелым дробящим оружием, и попросил Алису, свою закадычную подругу, присмотреть за сестренкой, потому что родителей у брата с сестрой не было. Отец погиб, сражаясь с Бездушными, и более-менее его помнил только Локки, который всего на четыре года был старше Раэлин. Мать же умерла два года назад, от тяжелой болезни. Локки мужественно перенес утрату и стал зарабатывать деньги самостоятельно, обеспечивая себя и младшую сестру.
— О чем задумалась, мышка?— отвлекла друида Алиса.
— Я задумалась от том, что ты никогда не изменишься,— лукаво улыбнулась Раэлин,— Ты все также трещишь без умолку, словно сорока.
Кошка расхохоталась и по дружески ткнула девушку кулачком в бок. При смехе Раэлин услышала легкий звон и с удовлетворением отметила, что Алиса все-таки и в правду не изменилась— уши кошки по-прежнему украшало несметное множество маленьких металлических колец, расположенных по самой кромке уха.
— Ты так и будешь носить эти прибамбасы, а? — спросила Раэлин, в душе надеясь на положительный ответ. Алиса всегда была с легкой чудинкой и любила носить что-нибудь воистину экстравагантное.
— Конечно! Мне нравится.
На душе у Раэлин потеплело.
Так незаметно дорога привела их к уютному домику, стоящему всего в нескольких десятках шагов от воды.
— Добро пожаловать! — улыбнулась Алиса и пропустила Раэлин внутрь, — здесь ты будешь коротать свои денечки, подруга!
Схватив гостью за руку, кошка потащила ее к дальней комнате.
Покои Раэлин были просторными, несмотря на то, что половину комнаты занимала огромная кровать— сразу видно, что хозяйка дома любит комфорт. Мягкий пушистый ковер на полу, в котором почти утопали ноги, несколько красивых ковриков на стенах с вышивками разнообразных животных, большое старое зеркало в потемневшей оправе—все это Раэлин уже успела полюбить.
Алиса распахнула окно, подставило лицо упругим потокам прохладного ветра и улыбнулась:
— До чего же тут хорошо! Когда я жила в городе, у меня постоянно пахло жареным мясом — рядом просто еду готовили. Я не против запаха жаркого, но за несколько лет он так приедается, доложу я тебе! Поэтому я и стала вегетарианкой, мышка.
Раэлин уже успела опуститься на кровать и молча блаженствовала, утопая в мягкой перине.
— Соня ты, подруга, — хихикнула Алиса,— ну да ладно, не буду тебя тормошить. Спи сколько душе угодно. Но не дай бог тебе не явиться к ужину и не попробовать моей стряпни — накажу!
Шутливо погрозив лежащей на постели друидке изящным длинным пальцем, Алиса скрылась за дверью.
Раэлин проснулась как раз к ужину, учуяв сквозь сон дивный запах тушеных овощей. Соглашаясь со своим бурчащим желудком, друид вышла перекусить.
Они ели в гостиной. Удобно расположившись на диване, Раэлин устроила миску с едой у себя на коленях и смотрела в пламя камина.
— Слушай, мышка, — неожиданно сказала Алиса, — а где твой питомец?
— Хм… — смутилась Раэлин, — ну, видишь ли… у меня нет еще спутника. Так уж получилось.
— Так давай мы его тебе купим, — ответила кошка, — а заодно я тебя чему-нибудь научу. Ты ведь еще не проходила обучение у наставников. Ах да, шестнадцать лет. Еще год, стало быть, до учебы.
— Три месяца и четыре дня, — не моргнув глазом, ответила друид.
— Считаешь денечки? — мелодично рассмеялась кошка.
— Ага.
— Ну, все равно, пора уже задуматься о своем животном. Начинают, как правило, со скорпиона или волка. Скорпион мне никогда не нравился, хотя и уверяли, что он лучше. Мне не больно охота было таскаться вместе с пучеглазым бронированным уродцем. И не погладишь как волка, и к ногам то он не поластится — того и гляди, мантию клешнями раздерет. Вообще, есть два типа питомцев. Условно их подразделяют на верных и подконтрольных.
— А что это значит? Чем они различаются?
— Верный питомец — это тот, кто следует за тобой, просто потому что предан тебе. Волк, малый мишка трубач, лунный заяц, много их. Подконтрольные — это существа, которые служат тебе из-за заклинания, которым ты его связываешь. Этот питомец выполняет твои команды по одной единственной причине — так приказываешь ты. Ярким примером служит голем. Он не любит тебя и не будет тебе предан, но пока на нем твой магический поводок, он бросится в огонь, в воду, в толпу врагов.
— А разве тот же самый волк не находится под контролем? На магическом поводке?
Алиса покачала головой:
— Мой давным-давно уже не контролируется. Мы поддерживаем с ним телепатическую связь, и он выполняет мои просьбы сам. У меня и голем есть, но… это довольно-таки жутко, ходить с таким союзником. Поначалу тебе будет казаться, будто он вот-вот сорвется с поводка и как вдарит тебе своей огромной ручищей! А потом привыкаешь. Однако, заболтались мы уже! Иди-ка ты спать, да и я, пожалуй, на боковую.
Пожелав друг другу спокойной ночи, девушки разошлись по комнатам.
Спустя некоторое время Раэлин поняла, что заснуть ей не удастся. Смена обстановки плюс сладкий дневной сон сделали свое дело — друид ворочалась на белых простынях, пыталась считать оборотней, прыгающих через ограду — ничего не помогало.
Вдруг из раскрытого окна полилась тихая, нежная мелодия. Раэлин узнала флейту. Приподнявшись на локте, девушка прислушивалась к грустным трелям незамысловатого инструмента. Мелодия то нарастала, то вновь затихала. Неведомый музыкант довольно ловко управлялся с флейтой — Раэлин, казалось, могла вечно слушать переливы и трели.
Ей почему-то вдруг захотелось выйти из дому и поглядеть на того, кто издавал такие чарующие звуки. Распахнув окно, Раэлин вылезла наружу и зашлепала босыми пятками по мокрому песку, ориентируясь на звук.
На большом валуне, уже порядочно изъеденном водой, сидел человек. Он был облачен в широкий, просторный балахон с капюшоном, и нельзя было догадаться, какого телосложения был ночной музыкант.
Закончив играть, он убрал флейту в складки балахона и поднял лицо к небу. В серебристом свете луны Раэлин увидела, что на лице пришельца маска, изображавшая плачущего человека. Личина, сделанная из какого-то металла, тускло сверкала в лучах ночного светила. Казалось, он не обратил никакого внимания на маленькую друидку.
—Тебе понравилась моя мелодия? — неожиданно спросил он, все также не поворачивая головы.
— Да, — шепнула немного смущенная Раэлин.
Ей не было страшно. Голос незнакомца был глубоким, хриплым, но он не внушал страха. И все его одеяние скорее вызывало любопытство, нежели панический ужас.
— Я рад. Ты нуждаешься в чем нибудь?
—Что? Извините, я не поняла…
— Ты хочешь денег? Славы? Признания? Или у тебя есть еще какое-нибудь скрытое желание? — спросил незнакомец, поворачивая голову к ней. Прорези маски вспыхнули ярко-зеленым цветом и снова погасли.
— Нет. Мне ничего не нужно, — немного подумав, ответила Раэлин.
Музыкант расхохотался:
— Тогда гордись, ибо ты уникальная! Присядь ко мне, нечего стоять. Или ты меня боишься?
Девушка помотала головой, тряхнув своими перепончатыми ушками, и села рядом.
Они просто молчали некоторое время. Потом незнакомец хмыкнул, и в его голосе зазвучала злость:
— Тщеславие и жадность, подлость, отчаяние — вот с чем мне приходится работать, девочка. «Ах, я хочу быть богатым и ни в чем не нуждаться!» Да пожалуйста, все равно ты все промотаешь на баб и выпивку. «Хочу быть сильным и могучим!» Нет вопросов. Все равно найдется кто-то сильнее и убьет тебя. « Хочу стать бессмертным!» Без проблем! Твоя душа бессмертна и будет вечно жариться на сковородке и Бекглара…
— О чем ты? — Осторожно прервала Раэлин тираду человека в маске.
— Не бери в голову.
— Ты исполняешь желания, да? — поинтересовалась друид.
— Что-то типа того.
— Ты посланец светлых богов?
— Неужели я похож на ангела? — вопросом на вопрос ответил ночной гость.
— Ну… смутилась Раэлин, — я не знаю. А как тебя зовут?
— Интересный вопрос… — то ли в шутку, то ли в серьез задумался тот, кто скрывал свое лицо под маской, — а как бы ты меня назвала?
— Что?
— Я серьезно. Как назовешь, так и будет.
Раэлин задумалась.
— Я не знаю. Не могу придумать.
— Сообщи мне, когда сообразишь. Я буду рядом, если что.
—Ты всегда тут? Здесь, на озере?
— Только ночью, — музыкант встал на ноги пошел прочь.
— Можно я навещу тебя завтра? — крикнула ему вдогонку Раэлин.
— Конечно, — послышался голос.
Друидка обернулась и пошла обратно к дому. Когда она влезла в окно, то обнаружила у себя в комнате рассерженную Алису.
— Слушай, мышка, если ты захочешь прогуляться ночью, будь добра, извести меня об этом. Не хочу, что бы мне Локки хвост оторвал.
— Прости, Алиса. Мне не спалось, и я хотела прогуляться.
— Ладно, прощаю, — смягчилась кошка, — а теперь марш в постельку. Спокойной ночи.
И, едва Раэлин коснулась головой подушки, она тут же уснула.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:41 | Сообщение # 2
Чейз Найтроу ждал, пока девушка успокоится. Честно говоря, все больше хотелось плюнуть на эту истеричку и вернуться к себе. Еще раз убедив себя в необходимости получить душу этой рыдающей друидки, он все-таки остался.
Молодую зооморфку, похоже, ничуть не смущал тот факт, что рядом с ней в поганенькой комнате дешевого постоялого двора находится человек в балахоне, сделанном из грубой ткани, и в маске, скрывающей личность незнакомца. Она все так же давилась рыданиями, как и час назад, когда Чейз материализовался посреди комнаты.
Найтроу попробовал представить, каково же должно быть горе этой девушки, если она не обращает внимания на него. Не получилось. После инициации у него начисто отбило все чувства, словно нюх после болезни. Он будто всей кожей ощущал гнев, зависть, боль, жадность — все те эмоции, что позволяли ему являться на молчаливый зов замученной души, но никогда не испытывал благодарности, сострадания, жалости — тех чувств, что помогали этим ничтожным созданиям оставаться человеком, а не зверем. Найтроу, Дипломат, не особо то беспокоился по этому поводу.
«Чувства — это слабость», — поучал его Наставник, « стоит проявить сострадание к поверженному врагу, и он тут же набросится на тебя со спины. Проявляя радушие к неожиданным гостям, ты можешь лишиться ценных вещей и жизни. Щедрость — синоним расточительности, милосердие — это недостаточно сильная воля, добро — это слабость. Будь силен, не бросай свое сознание в омут эмоций, держи разум на суровом поводке здравого рассудка, и ты добьешься всего, чего хотел».
Друид продолжала рыдать, уткнувшись в подушку. Чейзу это порядком надоело. Он подошел к постели и основательно встряхнул девушку. По идее, он должен был испытывать чувство сострадания, глядя на ее покрасневшие от плача глаза, искусанные в кровь губы.
Ничего не было.
Лисичка испуганно уставилась на Чейза. Взгляд стал более осмысленный.
— Ну, теперь мы сможем поговорить, — голос Найтроу прозвучал неожиданно громко в наступившей тишине, — ты ведь не будешь больше реветь?
Друид всхлипнула и отрицательно покачала головой.
— Тогда рассказывай, что там у тебя случилось. Не волнуйся, я могу помочь.
Чейз запрыгнул на подоконник и молча слушал историю девушки.
Как всегда в подобных случаях, была в рассказе зооморфки и счастливая любовь с молодым парнем, и подготовка к свадьбе, и внезапная разлучница, появившаяся на горизонте. Чейз только рассеянно кивал, изображая участливое внимание — ему не требовалось слушать, ибо он и так знал, что произошло. Провокатор постарался на славу, подсунул красивую лучницу, которой удалось охмурить возлюбленного этой девушки. Теперь Чейзу надо было сделать свою часть работы.
Когда рассказ был окончен, Чейз повернул голову к друиду:
— Чего же ты хочешь? Отомстить ему?
— Нет! — испуганно замотала прелестной белокурой головкой девушка, — я люблю его и хочу, что бы он был счастлив. Пусть даже…
Голос лисички оборвался.
— Кто был твой жених?
— Альмер. Он жрец.
Найтроу до смерти хотелось плюнуть. Сдержавшись, он подкинул девушке несколько мысленных образов. Вот Альмер с его новой невестой идут к алтарю… они счастливы… они смеются над наивностью маленькой глупой лисички…
Глаза девушки вновь наполнились слезами.
— Не реви, — упредил очередную истерику Чейз.
Девушка кивнула.
— Я могу отомстить. Хочешь? Переломаю ему конечности, скормлю его крылья адским созданиям, подвешу над пламенем бездны и заставлю кричать твое имя… хочешь?
Вкрадчивый голос Дипломата заставлял успокаиваться, верить в лучшее. Друид слабо улыбнулась, глядя в зеленые прорези маски. Стальная личина уже не была грустной. Уголки губ приподнялись в ехидной ухмылке, прорези маски чуть исказились, словно глаза в насмешливом прищуре.
— Ты согласна? — нетерпеливо воскликнул Чейз Найтроу.
— Я не знаю. Мне… мне надо подумать…
Дипломат подкинул еще один образ. Альмер и другая лежат, приобнявшись, посреди белоснежных простыней. ОН ласково шепчет ЕЕ имя…
Глаза зооморфки сверкнули гневом.
— Я согласна! — почти крикнула она.
— Чудно. Но ты догадываешься, что это не бесплатно?
— Я уже давно поняла, кто ты такой, незнакомец, — в голосе девушки звучало столько боли, что никто не смог бы остаться равнодушным к горю этой друидки. Чейз смог.
— Тогда, я думаю, не стоит тебе объяснять, что я хочу в отплату.
Из широких складок балахона был извлечен кусок пергамента с уже готовым текстом.
После подписи Чейз убрал свиток обратно и взял девушку за плечи.
— Не бойся, это быстро, — почти ласково сказал Найтроу и снял маску…






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:42 | Сообщение # 3
— Раэлин! Не отвлекайся.
— Прости, Алиса.
Раэлин погладила мишку трубача и с легким вздохом отошла от прилавка. Такой зверек если и будет у нее, то очень не скоро.
— Не грусти, мышка, — улыбнулась кошка, — скоро у тебя будет и такой. И феникс. Я уверена. А пока… может быть, ты хочешь лунного зайца? Они милые и очень популярные.
Раэлин покачала головой.
— Зайчики, — с легким презрением фыркнула она, — для сопливых изнеженных барышень.
— А ты еще плюнь на землю и засунь руки в карманы. И вуаля — хоть сейчас в наемники.
Летучая мышь-друид тихонько засмеялась.
— Каков толк от мелкого никчемного зайца? Я хочу голема.
— Ты существенно облегчаешь мне задачу, подруга, — хохотнула Алиса, — големов нынче пруд пруди. Ладно, постой тут пока, а я найду подходящего. В этом вопросе можешь довериться мне.
Алиса покрутила головой и скрылась в разношерстной толпе. Раэлин стала с интересом поглядывать на прилавки довольно богатого рынка Города Оборотней.
Ее внимание привлек высокий жилистый мужчина. Он был полностью одет в зеленое: богатые сафьяновые сапоги цвета молодой весенней травы, широкие штаны чуть потемнее и безрукавка салатового цвета. Довольно высокого роста, незнакомец с легкостью смотрел поверх голов невысоких друидов, торговавших питомцами.
Человек в задумчивости потер подбородок, потеребил бороду, свитую в тугую косичку. Затем он негромко сказал:
— Питомец — лучший друг друида? Сказано с большой натяжкой. Скорее, лучший раб. Верный, неподкупный, не требующий за свою работу ничего. Он с легкостью идет на боль и мучения, лишь бы угодить своей госпоже. Но ведь это сложно назвать полноценной дружбой. Почему друид ничего не делает для того, чтобы лучше было миньону? Почему все шишки сыплются на голема или волка? Как ты считаешь, Раэлин?
Незнакомец говорил очень тихо, но тем не менее, друид разбирала все слова, несмотря на гул праздной толпы.
— Потому что питомцы — всего лишь полезные вещи, которыми мы можем управлять. На самом деле для зооморфа ничего не значат страдания призванного. Важен результат, а какими путями это будет достигнуто… Это не играет роли.
Раэлин хотелось вести себя вызывающе. Она наконец поняла, почему. Человек внушал страх, древний, животный страх, идущий из подсознания, ничем не обоснованный ужас, не принимающий оправданий. Так ведут себя со зверем — нельзя показывать, что ты боишься.
Незнакомец тихо засмеялся.
— А ты далеко пойдешь, девочка. Здесь выживают только те, кто считает людей ступенькой на вершину славы, богатства, почестей. Друг — всего лишь подспорье для собственного подъема, верная команда — расходной материал, необходимые потери. Не будь глупой, Раэлин, веди себя как лидер с самого начала. Не давай вытирать об себя ноги, пользуйся людьми, а когда они перестанут быть нужными — избавляйся от них. Но поначалу, конечно, необходимо обзавестись полезными знакомствами, кирпичами для построения карьеры.
Человек повернулся к Раэлин, и та невольно попятилась. У говорившего были белые, без зрачков, глаза.
Обладатель странных очей усмехнулся.
— Я слепой, да. Ну, не совсем. Я вижу не так, как вы. Я пользуюсь глазами других. Могу усмотреть все пороки человеческие: злобу, зависть, похоть. Представляешь? Уже долгое время я вижу только грязь. Можно было бы потерять рассудок, думаешь ты? А вот и нет: я его продал. Обменял. Свинью за бобра. Или бобра за свинью?
Его речь становилась все более и более бессвязной. Самое же странное заключалось в том, что кроме Раэлин, никто, похоже, не замечал чудаковатого мужчину.
— А что вижу я? — наконец осмелилась спросить девушка.
Человек уставился на нее незрячим взглядом.
— Зависть. Желание прославиться, проявить себя, показать, кто ты такая. Чтобы все о тебе говорили, все боялись, а мужчины втайне вожделели.
Глаза незнакомца постепенно обретали цвет, становясь голубыми. Такими же, как у Раэлин.
— Скажем так, ничего необычного, — продолжал тем временем мужчина, — но твои желания более сильные, чем у среднестатистической девушки. Так что, может быть, ты и добьешься всего этого. Однако, шанс получить все это увеличится, если ты…скажем так… попросишь кое-кого помочь. Я не буду рассуждать о том, хорошо это или плохо. Чем черный хуже белого? А свет предпочтительней тьмы? Жить лучше, чем не существовать? А?
— Ты псих! — в сердцах крикнула Раэлин, не обращая внимания на покосившихся на нее оборотней, стоявших неподалеку.
— А я и не отрицал. Обратись к Лунному Музыканту. Он сможет тебе помочь, детка.
Человек улыбнулся. Потом он протянул сжатую в кулак ладонь к попятившейся друидке:
— Возьми это.
Девушка робко протянула свою ладошку...
— Не смей!— раздался крик сзади.
Раэлин отдернула ладонь и обернулась. Сзади никого не было.
Снова повернувшись к неизвестному, друид с удивлением обнаружила, что мужчина пропал.
Недоумевая, девушка-летучая мышь простояла на месте до тех пор, пока не вернулась Алиса с большим яйцом в руках.
— Мышка! Я вернулась… что то случилось?
— Алиса… да… нет, ничего.
Алиса взяла девушку за подбородок и подняла ее лицо. Большие карие глаза встретились взглядом с голубыми очами друида.
— Ты уверена, что не хочешь рассказать мне ничего?
Голос звучал обеспокоено, и Раэлин выложила все как на духу. И про ночного пришельца, и про разговор на рынке, состоявшийся пару минут назад.
Девушка-кошка потрогала лоб шестнадцатилетней друидки. Летучая мышь смешно качнула головой и засмеялась:
— Хватит, Алиса! Я не сошла с ума!
— Ты меня озадачила, подруга. Два странных человека… хм… в общем, если ты еще раз решишь вылезти из окна ночью, я отделаю тебя бамбуковой палкой. По филейной части тела. Понятно?
— Сурово. Только я больше не пойду. Обещаю. А когда мы начнем учиться магии?
— Как только — так сразу. Только не сегодня, ладно? Я уже слегка замоталась. Солнце клонится к закату. Так что придем домой, скушаем чего-нибудь вкусненького, поплаваем в озере, потом в постельку… без всяких ночных прогулок, заруби это себе на носу, мышка.
— Я не тупица, Алиса, и поняла с первого раза.
— Ничего, лишний раз напомнить не помешает. Мало ли кто это мог быть. Странный все-таки мужик, судя по твоему рассказу. Ну, ладно, дома поговорим. Пойдем живей, будешь голема приручать.

Если бы кому-нибудь взбрело в голову забраться на самую высокую гору возле Города Оборотней, то он мог бы увидеть довольно странную пару— фигуру в бесформенном балахоне, с одетой на лицо стальной маской, изображающей улыбающуюся физиономию, и мужчину, полностью облаченного во все зеленое. Но никто не поднимался сюда, и поэтому никто не мешал разговору, шедшему между ними.
Чейз сурово поглядел на Провокатора.
— Какого черта, а? Как ты мог позволить ей улизнуть, болван! Нам нужно заключить с ней контракт, понимаешь? Сюанмину почему-то приперло получить именно ее подпись.
— Интересно, почему, а? — Провокатор задумчиво потеребил бородку, свитую в косу.
— Нет, не интересно. Сюанмину надо, пусть и разбирается с этой малолеткой. Мне вообще до фонаря. Мое дело — получить подпись.
— А что, мало вот таких шестнадцатилетних девочек? Почему все-таки именно она?
— Мало ли… наш Хозяин большой любитель гороскопа, астрономии и туманных пророчеств. Убойная смесь. Вот посему и гоняет Дипломатов и Провокаторов по всему Пан Гу, заставляя искать девушек шестнадцати лет, с определенным характером, желаниями, пристрастиями в сексе, группой крови… черт, можно перечислять вечно.
Чейз Найтроу, Дипломат Сюанмина, присел на огромный валун и задумался. Ему не нравился молодой Провокатор, недавно инициированный самим Хозяином. Новый Работник упорно не хотел трудиться — сказывалось то ли глубоко засевшее в нем человеколюбие, то ли природное равнодушие ко всему. Однако дело с друидкой он провернул хорошо. Того и гляди, заработает повышение.
Чейз достал флейту и стал тихонько наигрывать медодию. Сложная трель вилась сама, она не была заученной по нотам — волшебная флейта повторяла мысли Лунного музыканта, выражая их языком музыки. Поэтому мотив вышел довольно тревожным.
— Слушай, Провокатор, — наконец спросил Найтроу неподвижного мужчину, одетого в зеленое, — как твое имя?
Человек пожал плечами:
— Не помню. А что, это важно?
— Да как тебе сказать… нам еще работать вместе.
— Как назовешь, так и буду отзываться, — человек поправил повязку, сидящую на белоснежных волосах.
— Пусть будет Креон. Пойдет?
— Пойдет, — Креон качнул головой, продолжая неподвижно глядеть вдаль.
Легкий шум шагов заставил Чейза с Креоном обернуться. К ним поднимался мужчина высокого телосложения, худощавый, с резкими чертами лица, пронзительным холодным взглядом. Он был одет в широкие штаны, безрукавку и потертый, видавший виды кожаный фартук, заляпанный кровью.
— Бекглар! — воскликнул Чейз, поднимаясь с камня, — ты покинул свою пыточную? Это то, о чем я думаю?
— Да. Неуплата долгов, — сухо сказал Бекглар, — на сида объявили охоту. Я подумал, вы захотите поучаствовать.
Глаза Креона вспыхнули темным огнем.
— Сид, говоришь… да, конечно хотим.
— Каковы правила игры? — спросил Найтроу.
— Молчание ветра, — Бекглар повернулся к ним спиной,— вот он, кстати. Телепортировался в Город Оборотней, крылатый дурак. От Сюанмина не уйдешь.
Чейз и Креон глянули вниз. У подножия горы они увидели неясную фигурку пролетающего сида. Было видно, что парень стремится изо всех сил покинуть город.
— Правила все помним, да? Глазами не пользоваться.
Наверно, бедному жрецу никогда не было так страшно. Что-то большое и тяжелое упало на него сверху, придавливая к земле. Его спасло лишь то, что он летел невысоко над землей. Сильный удар об землю отдался в помятых ребрах пронзительной болью.
Встав с земли, он чуть было не закричал в ужасе. Вокруг него стояли три человека. Один был закутан в балахон, второй по виду очень напоминал палача своим окровавленным фартуком, а третий…
Приглядевшись, жрец опять чуть было не завизжал. У третьего не было глаз. Вообще никаких.
Нападавшие ничего не делали. Просто стояли. Тишину нарушал лишь вой ветра.
— Молчит, зараза, — человек в балахоне злобно прошипел и, нерешительно подняв руки, словно незрячий, побрел чуть левее сида.
Жрец быстро смекнул, что к чему. И сделал шаг вправо.
Предательски хрустнула ветка под ногой.
Человек в фартуке вскинул голову и побрел как раз в сторону несчастного. Жрец попятился, уже не обращая внимания на производимые им шумы.
— Я заплачу! — вдруг закричал сид в ужасе, — я верну долг! Не надо!
Жрец обернулся. Тот, что был без глаз, стоял с занесенным над его головой топором и мерзко улыбался…






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:43 | Сообщение # 4
— А ну-ка, сосредоточься. Возьми чакрам в руку… не хватайся за него, как тонущий за весло! Представь, что это хрупкий хрусталь, готовый рассыпаться при малейшем сжатии. Давай, делай пасс и произноси формулу!
— Я не могу! — Раэлин опустила плечи, — у меня не получается!
— Мда… Я была лучшего мнения о своих способностях учителя…— Алиса задумчиво поглядела вдаль, скрестив руки на груди.
— Ты отличный учитель. Правда. Просто я никудышная ученица.
— Если лунного зайца долго бить, его можно научить спички зажигать. Я серьезно. Попробуем еще раз. Руки верх, краткая формула, и выброс Силы. Каково положение рук заклинателя при выбросе?
— Прямо перед собой, параллельно полу.
— Отлично. Ты знаешь теорию, но тебе, по всей видимости, не хватает уверенности. «Жалящий рой» — базовое заклинание, его даже в школе Природы не учат — полагается, что студент уже должен знать его. Потом его лишь развивают, делают более изощренным и смертоносным. Это заклинание — основное оружие друида. Все остальные — скорее вспомогательные. Давай!
Раэлин подняла руки, произнесла формулу и резко опустила руки вниз. Несколько крошечных насекомых, чуть светясь кислотно-зеленым светом, пролетели в сторону озера и растворились в воздухе.
— Ты видела! У меня получилось! — девушка была в неописуемом восторге.
— Я сомневаюсь, что этим, — с губ Алисы слетел саркастический смешок, — ты убьешь хотя бы росянку.
— А ты умеешь поддержать, — обиделась Раэлин.
— Не дуйся, мышка. Я хотела разбудить в тебе спортивную злость. Нужно больше тренироваться, тогда рой получится приличным. По крайней мере, с росянкой ты должна бы справиться, не осрами меня перед Наставником.
Оставив раздраженную Раэлин практиковаться с заклинанием на берегу перед домом, Алиса решила немного прогуляться вдоль озера.
Легкий порывистый ветерок приятно освежал друидку. Она не спеша шла по еще не нагревшемуся на утреннем солнце песку, и думала о тех людях, что приходили к ее подруге. Больше всего кошку взволновал окрик сзади. Выходит, у них есть некий тайный доброжелатель? Но почему он не открылся? Вот уж воистину, тайный друг хуже явного врага! Мучайся теперь с ним — кто он, откуда?
Прохладная волна ласково лизнула босые ноги Алисы. Друид зашла по колено в воду, наслаждаясь водой, и задумалась еще крепче.
Что же теперь делать? Может, они, эти неизвестные, попробуют подобраться к Раэлин еще раз? Алиса была практически уверена в этом. Досадно…
— Алиса! — послышался мелодичный мужской голос сзади нее.
Друид обернулась. На берегу Озера Пронзенного Сердца стояла фигура, с ног до головы закутанная в плащ с капюшоном.
— Я гляжу, у вас так принято — появляться за спиной? Думаете, это круто? — голос Алисы был холоден, словно лед.
— Это, можно сказать, практически традиция, — насмешливо ответил человек, задирая голову к небу. Блеснул металл маски. — Но ты не промах, как я погляжу. Не испугалась.
—О, а я вообще друид не робкого десятка, — в тон ему пропела кошка, доставая из-за пояса резной вычурный жезл.
— Не спорю, красавица. Меня зовут Чейз. Чейз Найтроу. Слушай, не мешай нам делать свою работу, хорошо?
— И ты всерьез надеешься, что сможешь убедить меня?
— Погоди, Алиса, не гони коней. Мы всего лишь предложим сделку Раэлин. А согласиться или отказаться — это уж ее дело, правильно?
— Что за сделка? — спросила друид, поигрывая жезлом.
— Ничего особенного. Как в ваших сказках — наши услуги в обмен на бессмертную душу. И сколько бы ты себя не убеждала, Алиса, судьба души девочки тебе неподвластна. Она сама решит.
— Кто ты хоть такой? — устало осведомилась кошка.
— Я — Даурлинг. Тот, кто идет в тени. Тот, в чей власти спрос и предложение, сила и забвение, власть и богатство.
— Демон ты, ублюдок. Не надо патетики, Чейз.
— А у тебя не слишком много друзей, Алиса, — довольно расхохотался Найтроу, — еще бы, твой характер держит на отдалении. С тобой трудно поладить. Хочешь, мы заодно и тебе поможем?
— Пошел вон, — Алиса зло крутанула жезлом, готовясь в считанные секунды сплести заклятие.
— Я это и предполагал. Ну, ладно, я пошел. Надеюсь, Креон сумел уломать девочку, пока мы тут с тобой вели приятную беседу.
При виде остолбеневшей друидки уголок рта металлической маски довольно пополз вверх. Получилась на редкость ехидная физиономия.
Черт! Как она могла об этом забыть? Оставила ее одну…
Алиса сорвалась с места и побежала к дому. Чейз проводил взглядом шлепающую босыми пятками по мокрому песку девушку и растворился в воздухе.
— Раэлин! — вскрикнула запыхавшаяся от бега друидка и вихрем влетела в дом.
На полу лежала бесчувственная Раэлин, а возле нее на коленях сидел парень лет восемнадцати. По хрупким крылышкам у висков Алиса определила в неизвестном сида.
Юноша поднял на друидку ярко-голубые бездонные глаза. Чисто машинально кошка заметила, что он был весьма недурен собой. Правильный нос, благородные черты лица, мягкие белокурые волосы — достойный представитель своей расы.
— Я услышал крик, — пояснил сид, встряхивая челкой, — и поспешил сюда. Прошу прощения за бесцеремонное вторжение в ваше жилище. Просто я подумал… мало ли чего…
— Благодарю за благородное стремление — кивнула головой друид, — что с ней?
— Я не очень силен в лечащей магии… я недавно выучился на жреца…— немного смущаясь, ответил сид, — но, по-моему, она просто без сознания. Обморок, скорее всего.
— Никого не было в доме?
— Что? А, нет. Я никого не видел.
— Алиса…— шепнула Раэлин.
— Что, мышка? — кошка склонилась над девушкой, — что случилось?
Летучая мышь широко распахнула глаза, и Алиса не смогла сдержать крика.
У Раэлин не было зрачков.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:43 | Сообщение # 5
— Черт! — вырвалось у жреца.
Алиса была в отчаянии.
— Раэлин… ну как ты могла? — выдавила кошка.
На глаза упорно просились слезы. Слезы бессильной ярости.
— Он приходит, когда тебе плохо, — улыбаясь, ответила друид, мечтательно устремив взгляд к потолку, — его посулы так заманчивы, так желанны… и ты понимаешь, что это яд… но такой сладкий, что хочется пить его до полного изнеможения…
Раэлин была крупная дрожь. Возбужденный голос перешел на крик:
— И в конце концов ты понимаешь, что все на свете — пустые условности! Нет добра и зла, нет баланса поступков, нет чаши весов — есть только сила, есть власть, к которой нужно стремиться!
Сид, все это время стоящий на коленях возле лежащей друидки, сделал короткий повелительный пасс. Раэлин вдруг сонно смежила веки. Спустя секунду, в звенящей тишине послышалось мерное посапывание.
— Я усыпил ее, — пояснил жрец, — ей нельзя волноваться. Я могу чем-то еще помочь?
— Нет, спасибо тебе, юноша, — ответила подавленно Алиса, — мне нужен тот, кто знает что-то о Даурлингах.
— Я знаю, — послышался тихий голос, — мне доводилось встречаться с их адептами. Я не могу тебе ничего объяснить касательно действия их заклинаний, но я могу рассказать чуть-чуть о самой сути их существования.
— Воистину, будь благословенен тот час, когда ты пролетел над моим домом, — с чувством произнесла кошка, — кстати, меня зовут Алисой.
— А меня — Даниэль, — кивнул головой жрец, — но нашей пострадавшей нет нужды лежать на полу. Я могу куда-то…
— Давай на кровать, в соседнюю комнату.
— Не стоит, — с сомнением покачал головой Даниэль, — Инициированные зачастую такие штуки откалывают… Давай разместим ее на диване, а сами присядем на пол. Тогда мы сможем поговорить и в то же время наблюдать за ней.
Когда Алиса с сидом устроились поудобней, жрец начал рассказывать:
— Когда я обучался божественной магии, меня нельзя было назвать типичным студентом. Я не бегал по кабакам с девчонками. Мне больше нравилось сидеть в библиотеке. Там я наткнулся на трактат « О сущности тени». В нем было довольно много интересных вещей. Среди них — Даурлинги. Это существа, заключающие в себе две части — материальную и нематериальную. Первая — тело погибшего человека. Вторая — дьявольская сущность. Путем сложного обряда они сливаются воедино. Насколько я понял, Даурлинг — банальная марионетка в руках злобного хозяина.
— То есть мне нужно найти хозяина, вероятно, темного мага, и задать ему трепку?
— Ты не понимаешь. Чтобы контролировать хотя бы пару Даурлингов, нужно иметь безграничный магический потенциал, то есть не обращаться, скажем, к стихиям, а черпать ее напрямую из материи.
— Если я еще помню что-то из книги « О природе магии», — недоверчиво протянула Алиса, — это значит, что ими командует…
— Демон. Высший. Да, правильно, — кивнул Даниэль, — а теперь я расскажу тебе самое интересное. По сути, у подобных явлений есть только одно объяснение. Демон, передавая адептам часть своей силы, заставляет бегать их по миру и заключать контракты. Как в сказках. В обмен на желание Даурлинги забирают часть жизненной силы.
— А что за фокус со зрачками?
— А это не более чем эффектный трюк. Нечто вроде метки. Есть такая присказка: « глаза — зеркало души». Можно провести аналогию — душа и жизненная сила. Получается, что демон, забирая глаза, забирает душу. Мрачно, символично, романтично. Хоть балладу складывай.
— Ха-ха, как смешно, — кисло протянула Алиса.
— Прости. Хотел разрядить обстановку, — поник плечами жрец.
— И что же будет с Раэлин?
Сид задумался.
— Есть легенда… — начал он неуверенно.
— Говори! — резко вскинулась друид.
— Вроде бы как-то можно расторгнуть договор. По-моему, нужно сыграть в игру с Даурлингом и выиграть. Тогда ты не только вернешь часть своей силы, но и останешься при желании. Что за игра, не знаю, не спрашивай. Но я догадываюсь, кто может помочь. Старейшина Города перьев знает очень много о демонах. Нам нужно добраться до столицы сидов и расспросить старца.
— Постой. Ты тоже собираешься идти? — недоуменно спросила Алиса.
— Само собой, — невозмутимо ответил жрец, — раз я ввязался в эту историю, то надо идти до конца. Кроме того, мне уже просто любопытно, чем все кончится. Ну и банальный альтруизм, не без этого.
— Я благодарю тебя, Даниэль, — улыбнулась кошка, — нам не помешает лишняя помощь. Да, кстати, насчет ночлега. Можешь устраиваться в моей комнате. Я побуду с Раэлин.
— Хорошо, — Даниэль кивнул головой, — если что — зовите.
— Надеюсь, до этого не дойдет. А что ты говорил насчет Инициированных?
— Они могут начать буйствовать. Бывал и суицид.
— И ты все это вычитал в книге? Подозрительно много ты знаешь о Даурлингах.
Вопрос был, что называется, в лоб. Жрец удивленно вскинул брови:
— Ты считаешь меня одним из них? Помощником? Впрочем, мне не стоит обижаться на тебя, твое подозрение естественно. Но оно — ложно. Да, действительно, я вычитал большую часть информации из « Сущности тени». А насчет Инициированных… мое родное селение пострадало от них. Я видел людей, продавшихся демону. Знаю.
— Прости. Я не хотела… — искренне повинилась друид.
— Пустое, — Даниэль махнул рукой, — ладно, пора бы и на боковую. Покажи, где я могу устроиться.
После того, как гость был размещен в спальне кошки, Алиса подхватила легонькое тело спящей друидки на руки и унесла ее в соседнюю комнату.
Когда ночь полностью вступила в свои права, Алиса все еще продолжала бодрствовать. Лунный свет лился в уютную комнату, делая обстановку немного необычной и даже волшебной. В любое другое время друид просто смотрела бы в окно, наслаждаясь серебристым сиянием ночного светила. Но не сейчас.
В груди будто царапались кошки. На душе было неспокойно. Так себя чувствует человек, которого выхватили из привычного круговорота житейских дел, дали в руки оружие и сказали: «Сражайся!» С кем? Когда? Кто их неведомый враг? Алису рассказ о Даурлингах только еще больше смутил. Вопросов больше, чем ответов.
Кошка залезла на подоконник, обхватила колени руками и уставилась в окно. Вода в озере лениво набегала на песок, чуть мерцая в лунном свете.
Звук флейты нарушил ночную тишину так неожиданно, что Алиса чуть не рухнула с подоконника. Чертыхаясь, друид вгляделась в даль. Ничего.
«Ну нет, меня ты не вытащишь!» — с вспыхнувшей злостью подумала кошка, продолжая глядеть в окно.
В темноте показался силуэт. Он медленно приближался к дому Алисы. Вскоре было видно, что это Чейз. Выдала маска, блеснувшая в лунном свете.
Приблизившись к окну, Найтроу постучал концом флейты по ставне. Алиса сидела молча, разглядывая Даурлинга.
— Я вижу, ты не хочешь меня пускать, — наконец сказал он, — а тем временем я пришел по делу.
Друид молчала.
— Вот и отлично, — продолжил Чейз, — сиду молча и слушай, что я буду говорить. Я знаю, чем вы собираетесь заняться. Так вот, учтите, мы умеем владеть порталами. Так что если вы попытаетесь воспользоваться телепортом, вас закинет в такие края, где сам черт ногу сломит. Я надеюсь, я достаточно хорошо выразился?
Найтроу немного скосил голову набок, будто собираясь выслушать гневную тираду Алисы. Так и не дождавшись оной, Чейз кивнул:
— Так вот. Еще кое-что. Спросите у Раэлин — а хочет ли она избавиться от бремени договора? Я бы не был в этом столь уверен.
Тихо хмыкнув, Даурлинг повернулся к друиду спиной и пошел прочь. Спустя минуту он уже растворился в ночной темноте.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:44 | Сообщение # 6
Даниэль выслушал рассказ Алисы с предельным вниманием. Немного подумав, он спросил:
— Ты думаешь, они блефуют насчет порталов?
— Не знаю. Но я не стала бы проверять это на собственной шкуре. Мне неохота выбираться, скажем, откуда-нибудь из-под Города Истоков. Так что пойдем пешком.
— Я, конечно, не хочу ляпнуть чего-нибудь эдакого, но все-таки: а если Раэлин и в самом деле не хочет с нами пойти?
Алиса одарила наглого жреца испепеляющим взглядом.
— Молчу, молчу, — поспешил заявить Даниэль, опасаясь грозы.
Друид вошла в комнату к инициированной. Раэлин уже не спала. Летучая мышь стояла возле большого зеркала и внимательно оглядывала себя.
— Мышка, — несмело начала Алиса.
— Прости, что заставила тебя волноваться. Но я правда этого хотела. Я знала, на что иду. Мой выбор, так сказать.
— Ты понимаешь, что они просто прочистили тебе мозги? — начала закипать кошка.
— Ни в коем случае, — бесцветный голос Раэлин, обычно всегда звонкий и веселый, неприятно резал слух.
Летучая мышь повернулась к Алисе. Глаза были словно мертвые, без привычного для них озорного блеска. Алиса содрогнулась так, что множество маленьких серег в кошачьих ушах тихонько звякнули.
Раэлин кивнула:
— Да, я знаю, что ты хочешь мне предложить. Мой ответ — нет. Я никуда не пойду. Я не для того подписывала контракт, чтобы тут же его расторгнуть.
— Может, хотя бы скажешь, что за желание?
Девушка улыбнулась:
— Сила, слава, богатство… все как обычно. Знаешь, подруга, я всегда знала, что я — ничтожество. Что мне никогда не добиться всего того, о чем так складно повествуют книги. Великие бои, походы, приносящие деньги и славу… Блеск золотой брони в лучах закатного солнца… Да только книги врут. История умалчивает о том, сколько людей, отправившихся искать лучшей доли, не вернулось домой. Я не хочу так. Мне страшно подумать о том, что я закончу свою жизнь где-нибудь в пыльной, пропитавшейся запахом тления гробнице, и никто даже не загрустит обо мне.
Алиса покачала головой.
— Путь к славе, — начала кошка, — долог и тернист. И нет ничего слаще того, чем, восходя на гору, обернуться вниз и подумать: « Вот какой я молодец! Не зря я старался! Я горд собой». А ты... ты слаба. Срезала путь через болото. И в нем увязнешь.
Раэлин взмахнула рукой. Жалящий рой слетел с ее пальцев и чудом не попал в Алису.
— Видишь! Я сильна! Мне нет нужды учить все основы заклинаний! Я могу переходить к чему-нибудь посложнее, тогда как ты не смогла научить меня ничему. Это ты слаба, раз решила идти проторенной дорогой! Побоялась искать новых путей, испугалась, что собьешься с дороги! Страх перед ошибками… Как это унизительно.
— Ты ничего не поняла, —прошипела с презрением Алиса , — ну, раз ты такая сильная, то выживешь сама. Ты как хочешь, а я отправляюсь в город Перьев. Узнаю, как избавиться от той пакости, которую ты приняла.
— Удачи, — насмешливо пропела Раэлин, — а я тем временем найду настоящего наставника.
Вылетая стрелой из комнаты, Алиса натолкнулась на Даниэля.
— Собирай все в дорогу, — не медля, сказала друид, — мы отправляемся в одиночестве.
После недолгих сборов зооморф и сид покинули дом Алисы и направились к городу Оборотней. Раэлин пошла туда сразу же после разговора с Алисой, не попрощавшись и налегке. Проходя мимо Наставника друидов, Даниэль заметил летучую мышь, беседующую с мудрой женщиной. Но ничего не сказал своей огорченной спутнице.

Сюанмин щелкнул пальцами. Изображение сида и кошки, до этого ясно отражавшееся в большом хрустальном шаре, погасло.
— Хм… Это может быть интересным, — мерным басом проговорил Владыка Теней, постукивая пальцем по подлокотнику обитого черной кожей кресла.
Сюанмин выглядел как немолодой мужчина с роскошной черной шевелюрой, в которой показывались седые волоски. Одет он был в свою любимую черную мантию.
Конечно, никакой мантии, равно как и кресла, и шара, и даже самого Владыки не существовало. На данном плане бытия не было такого зала с высокими сводчатыми потолками, подпираемыми колоссальными витыми колоннами. Однако, когда ты становишься могуществен, начинаешь поневоле придумывать себе ограничения и условности. Так кот играет с мышью — дает шанс на побег, призрачную надежду на победу, понимая, что может схватить ее в любой момент. Если не выдумать себе вещественного облика, существование быстро приедается.
— Бекглар , — негромко позвал демон.
Из темноты зала медленно выделилась неясная фигура.
— Я здесь, хозяин.
— А эти люди… они забавны, не так ли? — слабо улыбнулся Сюанмин, — они похожи на жрецов, пытающихся вытащить человека с того света. Душа праздно веселится, танцует и поет в Раю… и тут — ап! Вот он снова на грешной земле, пропахшей, нет, пожалуй, даже провонявшей кровью. Кровью и потом. Страданием и болью. Горем и отчаянием. Эта девочка счастлива. А они хотят изменить ее судьбу.
— Они не понимают того счастья, что свалилось на девчонку, — просто ответил Бекглар.
— Возможно, ты прав, Палач. В их жалких умишках никак не может уложиться то, что Тьма ничем не хуже света. С малых лет их натравливали на темную сторону, как собак на воров. И, как упомянутые собаки, люди зачастую склонны бросаться на любое проявление тьмы.
Сюанмин снова пробудил шар к жизни.
— «Путь мага»… Ты читал это произведение в Великой Библиотеке, мой верный Палач?
— Да.
— Неужели? — удивился демон, — я думал, тебе некогда читать! Мне казалось, что все свое свободное время ты проводишь в пыточных!
— Я в перерывах между пытками, — невозмутимо ответил Бекглар, то ли не понимая насмешки, то ли не обращая внимания на насмешку.
— Ну и? Что думаешь?
— Сопли с сахаром, — следовал лаконичный ответ Палача.
— Ну почему же, — ответил Владыка Теней, вглядываясь в строки, — может, там много душещипательных моментов, но текст неплох. Куда как неплох. Я бы даже сказал, хорош.
Сюанмин немного помолчал.
— Автор далеко пойдет, — продолжил он после нескольких мгновений звенящей тишины, — ибо смог подобрать ключик к благосклонности толпы. Немного страсти, чуть-чуть горя и страданий, толику интриги и много-много эмоций. Красивая жизнь, красивый мир. Читатели никогда не любили реалистов, они предпочитают глядеть на все сквозь радужную призму. Если не в реальности, так хотя бы в книгах и картинах.Вот простая формула успеха. Но все обретает еще больший фурор, если пишет девушка. Не знаю, по какой причине, но проверенный факт.
— А вообще все рассказы на данный момент, обязательные для изучения новичками — написаны женщинами, — послышалось из глубины зала.
— Чейз! Ты, конечно, прав, — благосклонно кивнул Владыка, читая повесть, — причем все благополучно женаты и не собираются искать счастья на стороне, а?
— Несомненно, — Найтроу показался из темноты, как Бекглар пару минут назад.
— Ты тоже посещаешь Библиотеку? — поинтересовался Сюанмин.
— Я там бываю. Встречаются порой интересные вещи.
— Интересные вещи чаще всего на самых дальних полках, — сказал Бекглар, кисло улыбаясь.
— И ты прав, мой верный Палач, — хохотнул демон, — но довольно о литературе! Где мой новый Провокатор?
— Грустит на утесе под луной, — ответил Чейз, щелкая пальцем по маске для пущего эффекта.
— Не привык он еще, — добавил Бекглар.
— Ничего, — махнул рукой Владыка Теней, — скоро войдет во вкус новой жизни. Все привыкают.
Демон злобно прищурился:
— Потому что выбора другого у него нет.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:44 | Сообщение # 7
Где–то вдали завыл волк. Раэлин подняла голову вверх, устремив свои глаза к огромной луне. Ночное светило странно отражалось в ее очах, так, что любой проходящий мимо человек в испуге шарахнулся бы прочь.
Летучая мышь поднималась вверх по дороге. Она шла к высокой плоской скале, что нависала над храмом Зверя. Раэлин не знала, зачем ей нужно быть там. Она просто шла.
Друид была довольна. Она поговорила с Наставником из Города. Та немного пообщалась с девушкой, потом задала пару вопросов о ее наставнице. Раэлин ни словом не обмолвилась об Алисе и сообщила мудрой друидке, что всему научилась сама. Продемонстрировала свои способности в магии природы.
Друид-мышь с удовольствием вспоминала слова, сказанные наставницей: « Уровень твоих способностей настолько велик, что негоже ему здесь пропадать. Отправляйся в Город Драконов, только там ты сможешь найти Учителя, могущего достойно взрастить и приумножить твой талант».
Да! Она еще покажет этому миру, кто здесь главный!
Раэлин с восхищением одернула на себе новенькую мантию. Кошелек с деньгами невесть откуда взялся в кармане старой одежды. Сумма была достаточной, чтобы купить новую легкую шелковую одежду, приличный посох и вырастить голема. Сейчас ее верный каменный спутник топал рядом с ней. Сильный, выносливый, не боящийся боли миньон шутя откидывал со своей дороги не в меру храбрых росянок или чересчур задиристых волков.
«Куда там лунному зайцу!» — улыбаясь, подумала Раэлин.
Прибыв к своей цели, друид внезапно остановилась как вкопанная. Прямо на краю плоской, как стол, скалы, сидела одинокая фигура.
Не без опаски Раэлин приблизилась к человеку и узнала в нем Креона — того самого демона, что предложил ей подписать договор.
— Приветствую, — сказал мужчина, в своей излюбленной манере потирая подбородок, — ты почувствовала необъяснимое желание прийти сюда? Каюсь, моя вина. Мне стало несколько одиноко, поэтому я и позвал тебя сюда. Садись рядом.
Раэлин аккуратно опустилась на еще не остывший камень в полметре от Даурлинга, предварительно отозвав голема.
— Я не очень понимаю, кто вы такие, — начала она, немного помолчав, — можешь объяснить, чем вы занимаетесь?
— Мы – Даурлинги, — с горькой усмешкой ответил Креон, — проще говоря, демоны. Мы воруем с помощью договоров часть жизненной силы Инициированного и отдаем нашему хозяину — Сюанмину. Его башню можно увидеть неподалеку от Лесопильни и Крепости-Компаса. На него работает в общей сложности около пяти десятков демонов.
— Стало быть, я тоже демон? — зябко поежившись, спросила Раэлин.
— Нет. Но ты им станешь после своей смерти. Если, разумеется, не разорвешь свой договор. Я не стал. Мне просто нечего было терять.
— Такого не бывает, — неуверенно ответила друид, чуть ближе пододвигаясь к Креону, — у человека всегда что-то есть. Что-то, для чего он существует.
— Ты так считаешь? Хочешь, я расскажу о своей короткой жизни.
Раэлин кивнула. Она понимала, что ему просто надо выговориться, излить кому-то свои переживания.
— Ну так вот. С чего бы начать?
— С самого начала, — Друид ехидненько улыбнулась и подвинулась чуть ближе.
— Знаешь, Раэлин, у меня дежа вю. Когда я еще был человеком, одна друидка тоже сидела вот так рядом с мной на этом месте и вовсю ерничала. Тоже летучая мышь, кстати.
— Она тебе нравилась? — неожиданно спросила девушка, широко распахивая глаза.
— Хм… да, пожалуй. Она была такой миниатюрной, такой хрупкой… и такой ехидной. Просто прелесть. Я бы хотел повидаться с ней, но… я демон. Не думаю, что она обрадуется. Она так хотела, чтобы я одумался, поменял свой образ жизни… не хочу ее огорчать.
— Ясно. Попробую ее тебе заменить. Буду тоже вести себя ядовито. Так что там с историей?
— Ах, да. Ну, родился я в Тайной деревне. Это маленькое селение неподалеку от Города Мечей. Там и прошло мое счастливое детство. Бегал по полям и лесам, удил рыбу в реке и мечтал о том, что стану великим воином. Был обычным вихрастым голубоглазым мальчишкой.
— Так у тебя были голубые глаза… Должно быть, ты был симпатичным, — улыбнулась Раэлин, прижимаясь к Креону.
— Кому-то нравилось. В пятнадцать лет отправили меня в столицу людей изучать воинское искусство. Там заметили, что я больше тяготею к тяжелым топорам и массивным молотам. Потому и отправили в Город Драконов к старому мастеру Ворону. Мне несказанно повезло тогда. Он научил меня всему, что знал сам. Показал не только технику битвы с секирой или булавой, но и научил преобразовывать свою силу духа в чистую энергию и высвобождать ее во время боя. Три года я обучался у него. Потом отправился путешествовать. Завербовался в хороший клан. «Индиго» звался.
— Слышала про такой.
— Ну вот. Мне нравилось там. Очень дружный клан был. А потом…
Раэлин затаила дыхание. Каким то седьмым чувством она почувствовала, что сейчас будет самое интересное.
— Многие из моих друзей считали, что я никогда не любил. Это неправда, — опустив голову, Креон вздохнул.
— Тебя бросила девушка? — предположила Раэлин.
— Нет. Понимаешь, когда мы ходили с группой из « Индиго» в подземелье, мы пересеклись с отрядом другого клана. Она была в нем. Внешность… я не помню, как она выглядела. Но разве это важно? Нет, не важно. Она была красивой, и все тут. Я стал часто видеться с тем кланом. Помогал им по мере сил водить новичков в пещеры, выполнять задания. Анисан — так ее звали — была не одинока. У нее был жених, лучник. И они были счастливы.
Невидящие глаза Креона загорелись темным огнем. Спустя минуту он продолжил:
— Во время одного из походов в подземелье я убил лучника. Нас отправили вместе зачищать один из рукавов пещеры. Я предательски ударил сида в спину топором и бросил тело волкам. Сказал, что лучник вырвался вперед, и я не успел его спасти. Она… она была так потрясена, рыдала, а я… стоял и радовался втихомолку.
Раэлин не могла поверить своим ушам. А Креон тем временем продолжал:
— Я утешал ее, как мог. Я водил ее на прогулки, чтобы она маленько развеялась, веселил ее, дарил подарки. Как говорится, время лечит. Душевное потрясение отступило. Нам было хорошо вместе.
Креон грустно улыбнулся:
— Однако, оказалось, что я недостаточно хорошо маскировался. Один из группы видел, как я саданул топором жениха Анисан. Меня сдали властям,и уже через месяц я дробил киркой камни на каторге возле Города Клыка. Знаешь, я видел ее лицо, когда она узнала, кто убил ее неудавшегося супруга. Выражение ее глаз будет преследовать меня и на смертном одре, если, конечно, смерть когда-нибудь милосердно заберет меня.
Креон встал и сказал:
— Прости, что загрузил тебя своими проблемами. Не сердись, пожалуйста.
С этими словами он растворился в воздухе. А Раэлин еще долго сидела на скале, размышляя над историей демона…






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:45 | Сообщение # 8
Алисе не запомнился их совместный поход до Города Перьев. Все расстояние было покрыто за какие-то три несчастных дня, которые словно слились в памяти в один сплошной бой с Бездушными, во множестве населявшими Пан Гу. Большей частью они шли пешком, лишь иногда поднимаясь в воздух: Даниэль — на белоснежных крыльях, Алиса — на своем скате.
Прибыли они в столицу сидов уже вечером, когда солнце медленно уходило за горизонт. Закат над Городом Перьев послужил темой для многих поэм и стихотворений. Немало авторов крылатого народа воспевали это чудо природы. На закате признавались в любви, просили руки и сердца, отказывали в этом или, наоборот, соглашались. Но ни одно произведение не могло сравниться с беглым взглядом на это великолепие. Как никакое описание вкуса блюда не сможет сравниться с подлинной дегустацией оного, так и миллионы стихов, восхваляющие это время суток, не смогут достаточно правдиво описать то буйство красок, расцвечивающих небо вечером перед наступлением ночи.
Любуясь закатом, Алиса с Даниэлем не спеша приближались к тому месту, на котором обычно стоял Старейшина Деревни. Мудрый старец знал очень много: и о ремесленных навыках, и об истории народов, населяющих Пан Гу, и о том, как нужно правильно охотиться на Бездушных. Причем мудрый старец всегда был готов поделиться своими знаниями с любым человеком, зооморфом или сидом, вне зависимости от его социального положения, материального благополучия или рода деятельности. Ученые и воины, маги и наемники, аристократы и простолюдины могли задать свой вопрос и получить на него ответ.
Когда пришел черед Алисы и Даниэля, старец окинул их ясными глазами, остановился взглядом на молодом жреце и улыбнулся:
— Ах, Даниэль! Рад снова тебя видеть! Неужели твое странствие закончилось так быстро?
— Приветствую, Ведающий, — поклонился Даниэль, — мы пришли спросить тебя о кое-чем важном.
— Ты не представишь мне свою очаровательную спутницу?
— Ой! Ее зовут Алиса, — смущенно почесал в затылке жрец, досадуя на свою оплошность.
Друид улыбнулась и в свою очередь поклонилась старейшине:
— Добрый вечер, почтенный!
— Действительно добрый! Но давайте не будем отвлекаться. Я вижу, дело действительно срочное, судя по вашим озабоченным лицам.
Даниэль немного помедлил, потом спросил:
— Это касается Даурлингов. Нам нужно знать, как расторгнуть договор, заключенный с Идущими в тени.
Старейшина нахмурился:
— Разве той книги, что я дал тебе, оказалось недостаточно, Даниэль? Разве ты не почерпнул все, что можно, оттуда? То, что лежит вне этого тома, уже запретные познания!
Алиса недоверчиво покачала головой. Выходило, этот жрец слишком уж сильно интересуется Даурлингами. К чему бы это?
Даниэль воскликнул:
— Старейшина, но там ни слова о том, как расторгнуть договор! Всего лишь масса пустой информации. Множество туманных намеков, недомолвок. Ведающий, нам очень нужна ваша помощь!
Старец покачал головой:
— Только не здесь. Этот вопрос нам нужно обсудить в спокойной обстановке, ибо решать эту проблему, как я понял, наспех не стоит. Сделаем так: через час вы выйдете к мосту через реку. Там мы все это и обсудим.
В назначенное время Алиса с Даниэлем пришли к изящному крутому мостику. Старейшина уже поджидал их там. Сделав им знак следовать за собой, он неспеша побрел вдоль узкой речки. Жрец с друидом торопливо нагнали мудрого старейшину.
— Ну? — нетерпеливо спросила Алиса.
— Не гоните лошадей, девушка! — раздраженно ответил старец, озабоченно хмурясь.
Казалось, глава Города Перьев в раздумьях, стоит ли дальше говорить. И, словно бы собравшись с духом, начал:
— Договор, заключающийся человеком, устный, не требующий бумаг, подписей и печатей. С Инициированного берется обещание воспользоваться силой, что дает ему Даурлинг, или точнее, тот, кто управляет Идущими в тени. В обмен человек, зооморф или сид отдают часть своей жизненной силы на пользование демону.
— Вот тут я не совсем понимаю, Ведающий, — перебил старца Даниэль, — что значит — жизненная сила? У Инициированной, которую я видел недавно, не наблюдалось упадка сил, ухудшения здоровья. Или просто ее организм быстрее расходует свои ресурсы, и она умрет раньше, чем должна?
Алиса окинула Даниэля испепеляющим взглядом. Жрец виновато пожал плечами, а старейшина спросил:
— А что такое, по твоему, жизнь, юноша? Согласись, это не просто определенный временной промежуток, во время которого ты ешь, спишь, любишься с кем-то в постели?
Друид негромко произнесла:
— Жизнь— переплетение разноцветных нитей наших чувств, умений и пристрастий, пестрая лента, ведущая…
— В тайну бесконечности, — улыбаясь, закончил цитату старец, — Аквир Лесной, философ, историк и мыслитель народа зооморфов. Приятно узнать, что под такой, мягко говоря, экстравагантной внешностью скрывается недюжинный ум и, разумеется, доброе сердце. Но давайте вернемся к вопросу Даниэля. Так вот, мой юный жрец, жизнь — это эмоции и чувства. Жизнь — это смех, радость, веселье. Любовь, наконец. Забирая жизненную силу человека, демон отнимает у него то, что приносило ему счастье. Ты не представляешь, как много можно получить чистой энергии из желания писать стихи, рисовать пейзажи, из желания сделать свою невесту счастливой.
— Я слыхала о барде, который ослеп, но все равно не переставал слагать песни, — добавила Алиса, — говорят, его произведения стали только прекраснее.
— О чем я и говорю. Заключив с этим бардом договор, Даурлинги могли бы получить столько силы, что им не составило бы труда стереть Город Драконов с лица земли. Но Боги нас, похоже, любят и не спешат уничтожать своих детей.
— Еще одна неувязочка, — озадаченно почесал в затылке Даниэль, — если я, допустим, больше всего на свете люблю свою девушку, что мне могут предложить демоны в обмен на мою любовь?
— Да что угодно, — усмехнулся старейшина, — новые способности, например. Даурлинги не будут помогать Инициированному всю его жизнь. Но заключивший договор получает такой заряд уверенности, что способен перевернуть горы.
— Прошу прощения, Ведающий, но мы удаляемся от сути.
— Прости, мой мальчик. Да, конечно. Расторжение договора. Необходимо сыграть с Даурлингом в игру и выиграть. Не спрашивайте меня, что за состязание, я не знаю. Слышал только про такую — «Затмение». Человеку показывают, куда необходимо добраться, а потом магическим образом ослепляют. И испытуемый несется мимо диких зверей, рискуя свалиться с высоты в добрый десяток метров и сломать себе все, что можно. Мало кто победил в подобных… мероприятиях. Думаю, становится ясно, какой процент выживает при таком раскладе. Цифру можно не озвучивать.
Наступило долгое молчание. Нарушила его Алиса:
— Мы благодарим тебя, о мудрейший. Спасибо за потраченное на нас время.
— Не стоит благодарности. И удачи вам, ребята.
Алиса молчала всю их дорогу до постоялого двора. Даниэль не решался расспрашивать погрустневшую девушку, и друид была ему за это безмерно благодарна.
После недолгого ужина Даниэль пошел заказывать комнаты и расплачиваться за еду. Алиса отстраненно глядела в окно, размышляя о словах старейшины. Как же так? Почему это произошло? «Думаю, становится ясно, какой процент выживает при таком раскладе…».
Несколько минут спустя она услышала мягкие, почти беззвучные шаги. Не оборачиваясь к подошедшему жрецу, кошка спросила:
— Если ты хочешь мне помочь, Даниэль, ответь, пожалуйста, предельно честно на мой вопрос.
— Слушаю тебя, — Даниэль легонько вздохнул.
— Почему ты так интересуешься Даурлингами? Скажи мне. Мы работаем в команде, а я хочу доверять своему напарнику.
Девушка почувствовала, что сид заметно напрягся. Даниэль немного помолчал, затем склонился над кошачьим ухом друидки и начал говорить шепотом…
***
Пятнадцатилетний сид бухнулся на колени в лужу липкой крови.
—Лина… Лина… вставай, - он в отчаянии закусила губу, тряхнула лежащую перед ним в луже красной густой влаги бесчувственную девушку.
—Лина… пожалуйста… ведь я тебя так люблю… ну идем же…
Даниэль плакал, его слезы бежали по щекам и падали на лицо черноволосой лучницы, омывая его от крови. Она сжимала в руке дорогой лук, переломленный надвое.
- Лина…
Всхлип.
- Лина… пожалуйста…
Пальцы ученика жреца бегут по груди девушки… и проваливаются в широкую рваную рану…
- Вот так герои и умирают. Быстро и рано. Зато безболезненно.
Даниэль поднял мокрое от слез лицо. В отблесках пожара маска этого убийцы казалась зеркалом, отражающим картину горя и отчаяния догорающей деревни. Ни жалости, ни милосердия, ни ярости, ни гнева.
—Девчонка… она думала, я не увернусь от ее стрелы… хотела меня убить… потому что я убил ее отца и мать…
Даурлинг опустился на колени рядом с лучницей.
- А вот теперь я убил ее. И молодая , красивая девушка в один миг стал просто падалью.
Он схватил жреца за подбородок, поднял ему голову, встретился своими яростными , пылающими пламенем ада прорезями маски с его мокрыми голубыми глазами.
- Хочешь убить меня, малыш?
Демон в маске вложил в его трясущуюся руку свой кривой нож в локоть длиной.
- У тебя есть шанс, - он отвернулся.
Даниэль встал. Вот так, сюда, между лопаток…
Взмах…
Он удержал лезвие двумя пальцами.
Жрец вновь упал.
—Убей меня.
—Как хочешь, - он пожал плечами.
Даурлинг подошел к сиду. Нож к горлу.
Парень что-то шептал, закрыв глаза.
—Ты молишься. Веришь в богов?
Даниэль кивнул и всхлипнул.
— А в дьявола? – прошептал убийца, - в дьявола веришь?
Даниэль сжался от страха, но все же нашел в себе силы ответить:
—Ты — дьявол.
***
Алиса повернулась к угрюмому сиду:
— Прости. Прости меня, — виновато шепнула друидка, опуская глаза.
— Не волнуйся. Теперь ты хотя бы знаешь мои причины. Они убили мою будущую невесту, спалили деревню. Я их ненавижу. Понимаю, это похоже на банальный сюжет из сказки. Враги сожгли родной дом, перерезали семью и друзей, и вот главный герой идет мстить…Но я не выбирал себе судьбу, — каждое слово Даниэля словно резало сердце Алисы.
— Я правда не хотела…
— Успокойся. Ты не виновата. А теперь пойдем спать.
Алисе так и не удалось уснуть в эту ночь в своей комнате. Но она не подозревала, что за соседней стеной тоже не спится молодому жрецу, которого стали одолевать воспоминания. Кошке было стыдно, и хотелось встать и пойти еще раз попросить прощения.
Но она не решалась.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:45 | Сообщение # 9
— Анисан! Анисан! Не спи!
Девушка встряхнула густыми и пышными русыми волосами, словно просыпаясь от сна.
— А? Чего?
— Ничего? Проспишь свою свадьбу! — улыбнулась вошедшая в комнату друид-летучая мышь.
Анисан подошла к зеркалу и оправила на себе великолепный наряд невесты.
— Хороша! — воскликнула зооморфка, прищелкнув языком от восхищения, — и я давно уже тебе говорила — выходи за него замуж, выходи!
Друидка поправила на себе элегантное черное платье и присела на кровать, поджав под себя длинные стройные ноги. Потом она сказала:
— А вот меня никто замуж не берет! Так и прохожу в девках!
Анисан улыбнулась:
— Бесенка, успокойся! Найдем и тебе мужа, не волнуйся.
— Обещаешь? — с хитрецой в голосе спросила друид.
— Как только – так сразу.
— Смотри, не забывай свое обещание! И давай уже пойдем на улицу, гости, я полагаю, заждались. Представляешь, Омни скоро подъедет, а невесты нет!
Возле дома воительницы Анисан, сегодня выходящей замуж за мастера своего клана, клана « Выжившие», собрались почти все члены гильдии. Слышались шутки, поздравления.
Среди всего этого гама Бесенка шепнула невесте:
— Мастер клана третьего порядка, молодой, красивый, добрый… и богатый. Каково, а?
Воительница улыбнулась:
— Знаешь, я никогда не была так счастлива.
Ветер кружил в небе лепестки сакуры, щедро посыпая ими мостовые Города Драконов. В воздухе царило радостное возбуждение, все предвкушали пышное торжество, непременно с песнями, плясками и фейерверками.
Анисан стояла возле своего дома, ожидая свадебную процессию, во главе которой ехал ее жених, ее защитник, тот, кто всю жизнь будет идти с ней руке об руку до самой смерти. По традиции, он подаст ей руку, помогая взобраться на величественное ездовое животное — грациозную пантеру или белоснежного красавца-коня. Обнявшись, они поедут к свахе, чтобы заключить свой союз и уже никогда больше не разлучаться…
Анисан подняла голову и оглядела улицу. Ее внимание привлек мужчина, одетый полностью во все зеленое. Он стоял на другой стороне улицы и неотрывно глядел на невесту, сложив руки на груди.
Что-то подозрительное было в этом человеке. Он казался знакомым, но кем именно, воительница не взялась бы решить, кто он.
Взяв за локоть Бесенку, непринужденно беседовавшую с молодым магом, она указала ей на незнакомца и спросила:
— Ты знаешь, что это за парень?
— Подруга, ты с ума сошла? У тебя свадьба, а ты на других заглядываешься?
— Бесенка, пожалуйста, не паясничай! Я серьезно, ты знаешь этого человека?
Друид осмотрела мужчину. Тот чуть склонил голову набок, будто слушая их беседу, хотя по идее ничего разобрать он не мог — такой гам стоял на улице.
— Не знаю, — Бесенка покачала головой, — я его в первый раз вижу. Смотри, Омни едет!
Анисан, не слушая радостных воплей зооморфки, смотрела на парня в зеленом. Вид у него был такой, будто его по голове ударили мешком. Растерянное лицо, отсутствующий взгляд…
Плечи парня поникли. Еще раз, словно с какой то предсмертной мольбой, он взглянул в лицо воительницы и бросился бежать прочь…

Джейсон не помнил, как он перенес себя возле Города Клыка. Возможно, ему хотелось попасть в место, соответствующее его состоянию. На душе было так же мрачно и пусто, как и в пустошах возле самой известной колонии Пан Гу. Безжизненный, мертвый ландшафт… мертвая душа…
Джейсон… так его зовут. Он вспомнил имя. Джейсон каторжник, Джейсон наемник, Джейсон демон…
С какой-то отрешенной ожесточенностью Даурлинг начал крошить голыми руками большую глыбу серого камня. Сбивая в кровь кулаки, он вновь и вновь наносил удары по ни в чем не повинному камню, выплескивая свое отчаяние…
« Ты знаешь этого парня?»
«В первый раз вижу».
« Ты… это был ты… я не могу поверить… как… как ты мог сделать это!? Почему? За что, ЗА ЧТО!?»
« …приговаривается к клеймению и пожизненному заключению в колонии Города Клыка…»
Круговорот воспоминаний захлестнул с головой бывшего наемника.
«Моя… жизнь. Для чего, для чего весь этот фарс? Где цели, о которых толкуют великие умы? Где мое призвание? Почему другие чего-то добиваются, а я — нет? Почему мое существование — прыжок из одной трясины в другую?»
Джейсон крикнул в пустоту:
— Скажет мне кто-нибудь это или нет!?
Завывание ветра в унылых серых скалах внезапно стихло.
«Я помню сказку, где герой спрашивал у солнца, луны и ветра о том, в чем его смысл жизни. Он получил ответ, а почему я не могу? Я ходил под солнцем, ища смысл существования в добродетели, в помощи ближнему. Добился я чего-нибудь, помогая другим? Нет. Я обратился к луне. Я зациклился вокруг себя, все, все для меня. Стал ли я счастливее от того, что мой мир стал крутиться только вокруг одного меня? Тоже нет».
Джейсон упал на колени в холодную острую гальку, обхватив голову сочащимися кровью руками:
«Осталась надежда на тебя, ветер. Неподвластный никому, ты летаешь по этому миру, задувая в такие уголки этого залитого кровью, потом и слезами чертового мира, о существовании которых забыли даже боги, ты исследуешь все на своем пути, познавая сущности всего, скажи. Скажи мне: что я делаю не так, что?»
Могучая воздушная стихия не вняла мольбам Даурлинга.
Ветер молчал.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:46 | Сообщение # 10
В дверь постучали. Алиса сонно протерла глаза. Значит, она все-таки умудрилась заснуть. И, конечно, уже под самое утро.
Настойчивый стук не прекращался.
— Да войдите там уже, — сердито прошипела друид.
Дверь отворилась, и на пороге показался Даниэль.
— Ты еще спишь? — спросил он, присаживаясь на краешек кровати.
— Ну да, — Алиса снова откинулась на подушку и смежила тяжелые веки.
Жрец повертел в руках какую-то бумажку и подал ее девушке:
— Сегодня утром мне пришла записка от старейшины. Вот, прочитай.
— Мне лень, — буркнула Алиса из под одеяла и отмахнулась от руки сида, — прочитай вслух.
— А написано тут вот что: « Не ты один интересуешься Даурлингами, Даниэль. Есть человек, который может тебе помочь. Город Драконов, Южный квартал. На фасаде дома изображен подобный знак. P.S. Сюэри.»
Кошка подняла голову:
— Что за Сюэри?
— Имя моего отца. Просто старейшина — давний друг моей семьи. И знает не только обычное прозвище, но и родовое имя. Тайное, секретное. Этим он хотел показать, что записка настоящая, а не от Даурлингов.
— Родовые имена… ну и намудрите вы вечно, сиды, что-нибудь эдакое. Только жизнь себе усложнять. Одного имени мало?
Даниэль покачал головой:
— Любой другой сид, излишне кичащийся своим родом, уже давно вызвал тебя на дуэль?
Друид искривила бровь:
— Девушку?
— Ага. Есть подобные… фанатики. Ну, хватит о грустном. Поспишь еще немного или пойдем завтракать?
— А сколько времени?
— Почти девять.
— Тогда я не буду есть. Подожду до обеда.
С этими словами Алиса снова рухнула в постель, закуталась в одеяло и уснула.
Солнце перевалило за полуденную черту, когда друид со жрецом пообедали и двинулись в путь. Весь оставшийся день, до наступления темноты, они передвигались по воздуху.
Когда загорелись на небе первые звезды, путники устроились на ночлег под старым деревом. У подножья развесистого платана Даниэль разжег костер, и Алиса с удовольствием грелась возле потрескивающего огня, жадно пожирающего собранный заботливым сидом хворост.
— Даниэль?
— А?
— Да мне все не дает покоя твоя история…
Жрец поморщился.
— Да забудь ты.
—Ладно, — Алиса пожала плечами и уставилась в костер.
Первым не выдержал жрец.
— Ну вот! Растеребила мне душу, теперь нахлестывают воспоминания!
Кошка невинно захлопала глазками:
— А ты выговорись, может, полегчает.
Жрец вздохнул:
—Давай я тогда тебе расскажу о своей второй встрече с Даурлингами. Мне тогда двадцать лет было…

***

Легкий ветерок ударил воздушной волной, помчался над осокой и ковылем, собирая в себе невероятно мягкие запахи травы.
Запахи лета.
Непоседливый шалун-ветер взметнул травинку, одну единственную из безбрежного зеленого моря, и опустил ее на лицо молодого парня, безмятежно спавшего под широким разлапистым дубом, заставив его громко чихнуть и оттого проснуться.
Юноша протер ярко голубые глаза и сел. Он улыбнулся, подставляя чистое юношеское лицо легким порывам ветра, взял травинку, так неожиданно разбудившую его, закусил один конец и снова лег, щурясь под лучами яркого июньского солнышка.
Облака, целое море облаков пробеливало небо, не закрывая, однако, солнца. Парень вновь улыбнулся и встал.
Миг — и он уже взмыл в небеса на своих белоснежных крыльях, ловя ими воздушные потоки и хохоча от удовольствия. Ветер гладил его по щекам, трепал волосы снежно-белого цвета, способного поспорить чистотой с его крыльями.
Сид вдруг вошел в крутое пике, стремительно приближаясь к земле, и лишь в последний момент выровнял полет, кубарем катясь в заросли крапивы.
Кляня несчастные растения, он встал, кинул взгляд на широкий зеркальный ручей, текший неподалеку, и стал раздеваться. Минуту спустя он уже плескался в воде, окончательно стряхивая дремоту.
И вновь ветер набежал, нашептывая что то. Парнишка откинулся назад, в море трав, и тихо шепнул:
— Доброе утро, Идеальный Мир...
А ветерок подхватил слова и понес их через широкое-широкое зеленое море...
Позже Даниэль шагал по залитой солнцем дороге, потихоньку насвистывая какую-то песенку.
Даниэль был жрецом. Он совсем недавно закончил свое обучение и шел в город Оборотней на свою первую практику.
Ему было только двадцать лет, и весь мир был ему в радость, все восхищало. Магия еще не стала для него обычной рутинной работой, каждое заклинание радовало глаз. Небольшой деревянный жезл с резьбой еще был предметом гордости, а не просто рабочим инструментом. Позвякивание колбочек, эликсиров не раздражало, а словно подыгрывало песенке молодого жреца, сливаясь с чарующей музыкой легкого летнего утра.
Полный хорошего настроения, он завербовался в имперский корпус. На следующий день он уже шел к деревне Сломанный мост — защищать ее от нападения Бездушных.
Даниэль не знал, что его ждет, но чувствовал- ему будет что рассказать внукам в старости...
Он раньше бывал в деревне Сломанного моста. Обычно это было живописное местечко, спокойное и тихое, несмотря на большое количество странствующих торговцев, наемников, просто путешественников.
Но на сей раз все было иначе. Деревню окружал крепкий частокол из плотно сбитых бревен.
Обычные жители были эвакуированы в город Оборотней, и вместо маленьких друлек, звонко хохочущих на берегу тихой реки, землю топтали сапожищами солдаты имперской армии, собравшиеся отразить атаку Бездушных.
Даниэль кружил вокруг селения, отыскивая травы для лечебных снадобий. Он заметил сочный кустик агератума и брякнулся на колени, аккуратно срезая листья ножом.
Тоненький крик заставил его вскинуть голову. Безнадежный вопль загнанного в угол человека, доносящийся из чащи, заставил его броситься напролом через заросли ежевики, хрустя сломанными побегами.
Даниэль выскочил на поляну и увидел стаю злобных волков, сжимающих кольцо вокруг юной девушки. Та с ужасом глядела на них, пытаясь вспомнить заклинание, но, видно, панический страх вжимал ее в ствол сосны, к которому она прислонилась, заставляя забыть все.
Рядом с ней крутился волчонок в кожаном ошейнике, отчаянно лязгая зубами, он пытался защитить свою хозяйку, но шансов у него не было. С десяток волков медленно приближался, утробно рыча.
Волки, проклятые Бездушными. Адские порождения мрака, мчащиеся в ночи и убивающие ради вкуса крови…
Убийство ради убийства.
Даниэль выхватил жезл, крутанул им, собирая магические потоки. Формула заклинания слетела с губ, яркая вспышка в ладонях жреца – и вот уже стрела из чистой магической энергии летит, разрывая ветер…
Один из волков дернулся и упал. Стрела пронзила ему бок.
Остальные как один повернулись в сторону нежданного гостя, отвлекшего их от добычи. Новая вспышка магической волны разорвала зверю морду, отшвырнув его назад.
Стая яростно взвыла и бросилась мстить своему врагу.
Даниэль сосредоточился, его руки заплясали в замысловатом танце. Мощный шквал ветра сорвал двух волков, кинул их в небо, ломая лапы, шеи.
Соседние со жрецом кусты затрещали, и на поляну вломился тигр-зооморф в сверкающей стальной броне и с парными секирами.
—Отойди!- рявкнул он Даниэлю и яростным стальным веером скосил волка. Диким прыжком он избежал столкновения с сородичем погибшего, откатываясь в сторону по траве и попутно срубая голову другого.
Даниэль вновь натянул стрелу воображаемого лука, прицелился и снес еще одну тварь. Зооморф же крутанулся, уходя от еще одной атаки, и яростно разломил последнего волка пополам.
—Ух! – Зооморф утер пот со лба и взглянул на жреца, - неплохо мы их.
—Ага, - кивнул сид, склоняясь над девочкой.
Малышка лежала без сознания, раскинув руки на траве. Она была одета в простое походное одеяние, рядом с ней лежала котомка и новенький чакрам в виде шипа.
Девушке на вид было лет шестнадцать, хотя она была настолько маленького роста, что едва доставала бы жрецу до плеча, хотя сид и так не отличался высоким ростом. У нее из под мягких, коротких, до плеч, белокурых волос виднелись аккуратные лисьи ушки. Челка закрывала левую половину славной мордашки, в общем-то, очень даже симпатичной.
—С ней все нормально? – Зооморф склонился над бедняжкой, аккуратно ее осматривая.
—Вроде не покусали, — вынес свой вердикт жрец, — просто небольшой шок. Испугалась, конечно. Мне только интересно, что она тут делает?
—Заблудилась? – высказал свое предположение тигр и пожал могучими плечами .
Он посмотрел на сида серо-голубыми глазами.
—Ты ведь из ополчения? Я видел тебя в лагере. Да, кстати, меня зовут Рэтч.
—Даниэль, - назвался жрец, пожимая огромную лапу оборотня.
—Ну и что мы будем с ней делать?— Зооморф прицепил топоры к креплениям на спине.
Он наклонился к лисе, свинтил крышку со своей фляги и приложил горлышко к губам пострадавшей.
Девочка – или девушка, шут ее разберет – закашлялась и открыла голубые, как сапфир, глаза. Она со страхом уставилась на двух мужчин.
—Успокойся, все в порядке, — заверил ее могучим басом Рэтч.
Девочка кивнула и попыталась встать, но тут же упала.
— Я ногу подвернула… - тихонько сказала она.
Жрец сказал Рэтчу:
—Дело вообще плевое, но мало ли какая пакость тут бродит? Так что давай доставим ее до деревни.
Рэтч кивнул. Затем он подхватил миниатюрную друльку на руки, и они с Даниэлем направились в сторону деревни. Волчонок друидки радостно скакнул и вприпрыжку помчался за своей хозяйкой.
***
Стемнело. Яркие маленькие звездочки засияли на темном небосклоне Идеального Мира, со своей высоты глядя на трех людей, собравшихся у костра.
Друлька с аппетитом поедала кашу, не забывая угощать своего лохматого друга.
—Как тебя зовут, чудо ты в перьях? – спросил девушку Даниэль.
—Сам ты чудо в перьях, - огрызнулась друид, — тем более что и крылья есть.
Жрец весело расхохотался.
—Остра ты на язычок, кроха,- сказал он, улыбаясь.
—Я не кроха,- возмутилась друидка, — мне уже шестнадцать лет!
—Да ладно врать то, — ответил на это Рэтч, — тебе больше тринадцати не дашь.
—Да правда, шестнадцать! А через месяц будет семнадцать.
Она отправила в рот ложку каши.
— А зовут меня Джара, — сказала она, смущенно потупившись, — спасибо вам за то, что спасли меня. Только вот у меня денег нет – за еду заплатить…
—Ну хватит тут еще, — прервал ее Даниэль, — денег мы с тебя не возьмем. Все равно ты ешь как цыпленок и ростом с него же.
—Да хватит! – обиделась Джара. Потом она с интересом поглядела на жреца:
—А меня сможешь прокатить на крыльях? А то никогда не летала.
—Сейчас – нет.
—Почему?
—В звезду боюсь врезаться, — проворчал жрец, укладываясь на бок.
—Все шутки шутишь?
—Не, я серьезно. Нынче повышенная звездность.
—Хватит дурить!
—Завтра прокачу. Идет?
Друидка вздохнула.
—Идет.
—Ну вот и ладненько. Одеяло шерстяное возьми и спи.
—Спокойной ночи, - шепнула Джара, проваливаясь в сон. После всех переживаний она уснула как убитая.
***
Жрец замолчал.
— И что было потом? — спросила Алиса.
— В следующий раз расскажу. Сейчас мне хочется спать.
— Как знаешь, — пожала плечами друид, — но знай, я всегда готова тебя выслушать.
— Вот и чудно. А теперь ложись спать, я, так и быть, постерегу.
— В этом нет нужды.
Алиса призвала волка, погладила его колючую шкуру и сказала:
— Вот он нас посторожит. А теперь давай спать. Меня перелет утомил.
— Спокойной ночи, — шепнул Даниэль.
Костер медленно тлел, когда к спящим вышел человек в бесформенном балахоне. Сверкнула в кровавых лучах огня стальная маска.
Волк Алисы недовольно заворчал.
— Будешь шуметь — прибью, — будничным тоном пообещал Чейз волку.
Питомец девушки жалобно заскулил, но не смел ослушаться демона и лег на землю.
Найтроу постоял немного возле мерно сопящих жреца с друидом, зачем-то вглядываясь в их лица, а потом снова скрылся в темноте.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:47 | Сообщение # 11
— По-моему, это просто какой то психопат!
— Для психопата у него уж слишком хорошие топоры. А давай мы их… позаимствуем? Все равно этот парень, похоже, не понимает, что к чему. Сейчас я его молоточка…
Джейсон легко увернулся от просвистевшего в воздухе тяжелого молота. Оборотень-лев, похоже, и сам не понял, что случилось. Сумасшедший, только что в ярости вопивший и крошивший камень кулаками, резко ушел вбок.
Тяжелое оружие накрепко засело в твердой каменистой почве. Джейсон зло ударил зооморфа перчаткой по морде, потом еще раз.
— И что это вы все время домогаетесь моих топоров? — Даурлинг от души пнул скорчившегося на земле льва и повернулся к другому мародеру — щуплому парню лет двадцати, затравленно глядящему на воина.
Парнишка внезапно вскинул руку. Его пальцы вспыхнули ярким живым огнем, странно игравшим бликами на внезапно посуровевшем лице.
Джейсон не дал завершить волшебнику заклинание. Легким взмахом руки бывший наемник высвободил всю свою злобу, преобразовав ее в «Стремительного дракона». Эффект вышел невероятным. Против ожидания Даурлинга, надеявшегося хотя бы на отсечение руки, мага распополамило, да так быстро, что горе-чародей не успел и пикнуть.
Оскальзываясь луже крови, Джейсон подошел к той падали, что некогда была красивым молодым парнем, и вгляделся в лицо. Оно выражало неподдельный ужас и страх перед смертью.
«Все боятся смерти… я ее только и жду, а она упорно не идет ко мне… Стоп. Если я так хочу умереть, то почему просто не остался стоять, пока этот недотепа-оборотень замахивался?»
Зооморф как раз неуклюже поднимался с земли.
— Неудача, да? — процедил Джейсон, скрещивая руки на груди.
Черт… ностальгия. Группа наемников сидит возле костра, ест мясо и пьет вино, отпускает друг про друга всевозможные шуточки, хвалятся своими победами на любовном фронте. И лишь он стоит позади всех, скрестив руки на груди, глядя куда-то вдаль, не обращая внимания на дружеские подковырки товарищей по оружию…
Бывшая наемника вдруг охватила такая тоска по его прошлому занятию. И чего ему не нравилось быть воином вольных рот?
« Еще раз послушаюсь всяких советчиков, говорящих о том, что я достоин большего — дам себе в лоб», — мысленно пообещал себе Джейсон.
— Слушай, кретин, — ласково обратился Даурлинг к льву, дрожащей лапой поднимавшему оружие, — иди отсюда, покуда жив.
Оборотень в страхе кивнул и, закинув молот на плечо, бросился прочь.
— Злись, злись, — услышал Джейсон голос Чейза за спиной.
Демон в маске вынул из под полы плаща тяжелый дубовый арбалет и нарочито медленно прицелился в бегущего оборотня.
— Да черт с ним, — сказал наемник, глядя на спешно удаляющуюся фигуру оборотня.
Найтроу хмыкнул и спустил тетиву. Тяжелый болт довольно ловко сбил шлем с головы льва. Тот от страху бросился бежать еще быстрее.
— Злость твоя дает тебе довольно неплохие возможности,— проговорил Чейз, пряча арбалет обратно под балахон, — будучи наемником, ты преобразовывал свою стойкость духа в поток энергии. Теперь ресурсом может быть злоба. Но я тебе хочу сказать вот что: мы — Дарлинги, питаемся чужой жизненной силой, то есть радостью, счастьем, и прочей эмоциональной шелухой. Будешь жечь свою силу не по назначению, вроде вот этого яростного дробления камня голыми руками — загнешься. И если ты хочешь умереть, то уж точно не от руки недотепы-оборотня, а?
— Ты и мысли можешь читать?
— Что-то вроде того, — Чейз махнул рукой, призывая Джейсона к молчанию, — покой ты не обретешь, если будешь излишне много огорчаться. Не знаю, что именно там происходит, но уж точно ничего хорошего.
Воин задумался:
— И чего же мне делать тогда?
— Есть несколько способов пожить дольше, — Найтроу хмыкнул, — первый: не ори, не лупи камни руками, для этого есть кирка, будь всегда веселым, как я. Знаешь почему я ношу маску, а?
Джейсон покачал головой.
— А все потому, — засмеялся Чейз, — что аккурат перед моей свадьбой меня лучший друг «нечаянно» окатил кислотой и превратил мое симпатичное лицо в подобие запеченного картофеля. Но даже из этого можно извлечь массу поводов для смеха. Хоть меня и бросила невеста, уехала с этим самым другом и поженилась в Городе Мечей. Я бросился со скалы, где меня и подхватил Сюанмин, предложив стать его марионеткой. А потом, спустя несколько лет, я наведался в уютный предательский домик…
— Действительно смешно, — нахмурился Джейсон, — ха-ха-ха.
— Вот сейчас ты продемонстрировал способ номер два. Быть завзятым циником. Все богаты, а ты нет? Побоку. Все счастливы, ты нет? Черт с ними, испорти им жизнь, пусть тоже будут несчастливы. Втопчи их в грязь.
— Ты чудовище, — улыбнулся воин.
— А то! Способ номер три: быть невозмутимым. Вот как Бекглар. У него явно темное прошлое, но ему абсолютно по барабану любой каприз судьбы. И сказал он за всю свою жизнь меньше, чем я за день. Ну, еще можно мучить невинные души, чтобы выплеснуть негатив.
Джейсон молчал. Чейз покачал головой:
— Ты идешь домой?
— Это не дом. Так, временное пристанище.
Чейз хихикнул:
— Кстати, ты в курсе, что твой бывший мастер женится? Ежечка. Еще один, несомненно, добившийся успеха человек. Что скажешь?
Воин улыбнулся:
— Явлюсь на свадьбу, напьюсь, устрою пьяный дебош.
Найтроу захохотал, потом спросил:
— Стало быть, способ номер два?
Джейсон мрачно усмехнулся:
— Способ номер два… картофель ты печеный.
Оба демона посмеялись и растворились в воздухе.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:48 | Сообщение # 12
Город Драконов… столица Пан Гу…
Алиса покрутила головой. Конечно, она бывала здесь, причем не раз. Но в этом районе ей бывать не приходилось. Хорошее место для жилья… закончить всю эту канитель с Даурлингами и поселиться бы здесь… денег должно хватить.
— Алиса, не хлопай ушами, — донесся издалека голос занудного жреца, — по-моему, это тот дом, что нам нужен. Смотри, вот и знак такой же, как у старейшины изображен.
— Да, да, тот же, — машинально ответила кошка, разглядывая удивительно красивый фасад здания.
Даниэль как-то странно глянул на свою спутницу:
— Идем тогда.
Алиса почувствовала прикосновение к ее локтю. Но не со стороны жреца.
Друид обернулась и увидела стоящую рядом с ней девушку из народа сидов. Внимательные зеленые глаза с каким-то смешком глядели на недоуменную кошку. Сама незнакомка была одета в простое, без изысков, черное платье, в тон коротким, гладким темным волосам. Ее изящная рука сжимала эфес легкого меча. Не боевого, а магического, служащего проводником энергии в магических действах.
Девушка — или женщина, у сидов очень трудно определить возраст — чуть улыбнулась и сказала:
— Не ходи туда, Алиса.
Пока ничего не понимающая зооморфка хлопала глазами, пытаясь вспомнить, знакома ли она с этой сидкой, незнакомка обернулась к Даниэлю:
— Ты всего лишь жалкий слуга своих хозяев. Ее вы не получите.
Даниэль усмехнулся. И вскинул вверх свой простой деревянный жезл.
Мощный ураганный ветер сбил Алису с ног. Друидка пролетела несколько метров назад и с силой ударилась о камни мостовой. Воздух с шумом вышел из отбитых легких, на глаза навернулись слезы. Алиса попыталась встать на ноги, но это у нее не вышло: со стоном боли кошка упала на землю.
Сидка приподняла густую черную бровь, оглянулась на корчащегося на камнях друида и вновь уставилась на Даниэля.
— Ну, может, ты и позаимствовал силенок у своего хозяина, жалкая ты комнатная собачонка. Но со мной тебе не совладать. Беги, покуда цел.
Даниэль ядовито усмехнулся:
— Без нее я не уйду. За нее мне положена хорошая награда. Уйди сама, иначе…
Девушка хохотнула:
— Иначе что? Укусишь меня?
Жрец в ярости вскинул жезл очередной раз, но сидка успела раньше. Ее меч, очертив в воздухе полыхающую зеленую дугу, вспыхнул магической вспышкой и ударил в жреца ветвистой молнией. Сид покачнулся, но устоял.
— Жрица, — улыбнулся Даниэль, поигрывая жезлом, — твои силы — ничто. На мне ни царапины, как видишь.
Девушка лениво пожала плечами:
— Я могу бить молниями до тех пор, пока ты не превратишься в жаркое.
Жрец снова пустил в дело смерч, но сидка отмахнулась от грозной воздушной стихии, как от назойливо жужжащей мухи и в свою очередь спустила ветер с цепи. Воздушный круговорот сбил Даниэля с ног. Не щадя парня, жрица еще раз пустила в лежащего на земле жреца молнию.
Спустя минуту, сид с трудом поднялся.
— Все равно сила Сюанмина мощней. Долго ты так не продержишься, милочка. Иди отсюда и отдай мне…
Договорить он не успел. Огромная серая тень сорвалась с крыши дома и обрушилась на качающегося Даниэля, подмяв хрупкого юношу под себя. Послышался недвусмысленный хруст костей.
Сидка брезгливо скривила лицо:
— Фу, Локки, как неэстетично. Ты сломал ему шею.
Мускулистый оборотень-волк в простой стальной броне оскалил клыки в жутком подобии улыбки и радостно ответил:
— Скорее, позвоночник.
Жрица буркнула под нос что-то вроде: «варварство!» и склонилась над лежащей на земле Алисой.
— Тонкс? — обеспокоено позвал Локки.
Жрица потерла ладони. Насколько знал ее оборотень, это означало, что предстоит непростое магическое действие.
— Тонкс! — требовательней попросил волк.
— Отстань, неуклюжий балбес! — огрызнулась жрица, простирая ладони над тяжело дышавшей друидкой, — я же просила — не говори под руку!
— Она моя давняя знакомая, очень хорошая подруга, — угрюмо отозвался Локки и скрестил мощные рапы на груди, — не отстану, пока не скажешь, что с ней.
Тонкс повела тонкими плечиками и вздохнула:
— Ты жуткий прилипала, Локки. Не волнуйся, с ней все в порядке.
— Ты потерла руки, — ответил оборотень.
— Чего? Ах, это… ты и привычки мои успел выучить? Не беспокойся. Просто у нее, хм, сломано ребро. Надо залечить, а это требует немалого напряжения. Все, не болтай, пожалуйста.
Алиса с трудом сфокусировала взгляд на этой странной парочке. Жрица колдовала над ней, и друид чувствовала в груди приятное тепло. Так лечение продолжалось около десяти минут.
— Ну, вроде все, — выдохнула Тонкс, — Локки, возьми ее на руки, отнесешь к нам. Я погружу ее в сон.
Оборотень поднял зооморфку на руки. Веки кошки смежились, и последнее, что почувствовала Алиса перед тем, как впасть в лечебный сон — нежное прикосновение огромной мохнатой лапы Локки к ее лицу. Потом кошка заснула.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:48 | Сообщение # 13
Алиса проснулась оттого, что кто-то осторожно притронулся к ее запястью мозолистой твердой ладонью. Кошке не хотелось просыпаться, поэтому она никак не отреагировала на прикосновение, притворяясь спящей. Чувствовалось, что лежит она на большой мягкой кровати.
— Можно подумать, ты чувствуешь пульс своей лапищей, — послышался насмешливый женский голос, — и хватит уже паниковать. Она просто спит, не более того. Так, ты что, сомневаешься в моем лекарском таланте, Локки? Может, ты у нас прирожденный жрец?
— Нет, но…
— Никаких «но»! Я тут лечу, и это я буду щупать ее пульс и следить за ее здоровьем, а твое дело — ломать всем недругам шеи или позвоночники, или что тебе больше нравится, по вкусу. Ибо я этот вопрос не трогаю, всецело полагаясь на тебя, и не лезу с советами, как держать молот и как им крушить черепа. Так что будь добр так же не соваться в области моего занятия, хорошо?
Все это было произнесено быстро, без запинки и четко поставленным командирским голосом, что не позволяло сомневаться в том, кто из этой пары главный.
— Хорошо, капитан в юбке, — буркнул Локки, отворачиваясь от кровати.
Алиса приоткрыла глаза и наткнулась на холодный взгляд Тонкс.
— Ты уже пять минут как не спишь, — не улыбаясь, сказала жрица, — хватит притворяться.
Друид нахмурилась:
— А что? Нельзя?
Ледяной взгляд Тонкс чуть смягчился:
— Можно. Просто дико не люблю врунов, притвор и хитрецов.
Друид оглянулась. Судя по всему, она находилась в комнате городского жилого дома в городе Драконов. Обставлено это помещение было со вкусом, не дорогой, но красивой мебелью.
— Алиса, как можно быть такой глупой? — спросил оборотень, присаживаясь на краешек кровати.
— Хм… и тебе привет, Локки, — обиделась кошка, — я тоже тебя давно не видела.
Волк оскалился:
— Прости, Алиска. Но я серьезно — как ты могла довериться этому жуку, Даниэлю?
Друид усмехнулась:
— Ну… он как-то вызывает доверие…
— Мужик старейшина тоже вызывает доверие?
— Хм… не поняла, — пожала плечами Алиса.
— Старейшина Города Перьев — женщина, — скучным голосом ответила Тонкс, — пора бы знать.
Алиса выпучила глаза. Жрица, глядя на ошарашенную Алису, не удержалась и расхохоталась.
— Короче, старейшина был подставной, — улыбнулся Локки, — в общем, они знали, что ты в глаза до этого не видела старейшину, и не особо усердствовали. Дай угадаю следующий вопрос: почему Даниэль не убил тебя раньше, пока ты спала? Зачем тащил в Город Драконов?
Друид согласно кивнула.
— А все потому, — просмеявшись, сказала Тонкс, — что нужна ты была им для какого-нибудь ритуала. Ну, например, для того, чтобы тебя убил недавно Инициированный. «Испытание жестокости».
— Раэлин…
Внутри все перевернулось. Алиса несмело подняла глаза на Локки. В них она прочитала боль и злобу.
— Я не виню тебя, Алиска, — глухо проговорил оборотень, — это ее выбор.
Повисло тяжелое молчание.
— Собственно, а чем вы занимаетесь? — несмело спросила друидка.
— Выслеживаем эту нечисть, Даурлингов. И уничтожаем по мере возможности, — сказала Тонкс, в свою очередь присаживаясь на краешек кровати.
— Так все это время вы следили за нами?
— Разумеется. А прищучили мы этого парня так поздно потому, что нужно было узнать, где они планировали провести этот ритуал.
— А почему мы тогда сразу не отправились в Город Драконов? К чему эта канитель с подложным старейшиной?
— Отвод глаз, как вариант, — предположил Локки, пожимая могучими плечами.
— На этом отводе глаз они и спалились, — покачала головой Тонкс, — тут что-то другое. Может, часть ритуала?
— Ага, напоминает учебник по ритуальному волшебству эпохи Ориона, — криво усмехнулась Алиса, — «для создания пентаграммы необходима свежая кровь волка-трехлетки, убитого лунной ночью на бегу». Хотя сейчас любой школяр знает, что для этих магических экзерсисов прекрасно подходит красная краска.
— Несомненно, — усмехнулась Тонкс, — Ну, Даурлингов вообще трудно мерить обычными мерками. Локки, Бесенка писала что-нибудь?
— В доме ничего не было, — ответил волк, поигрывая Кулоном Мира, — ни предметов для проведения волшебства, ничего вообще. Даже мебели там нет.
— Подстава, — хмыкнула жрица, — хотели нас спровоцировать на действия. Ну, ладно. Я пойду поговорю с Бесенкой лично. Алиса, отдыхай на здоровье. Поднимем тебя ближе к вечеру, будет серьезный разговор.
С этими словами Тонкс махнула рукой над головой друида. Потом она и Локки скрылись за дверью.
— Хорошо, мам, — буркнула кошка и спряталась под одеяло. Спать действительно хотелось, несмотря на то, что она почти весь день пролежала в постели. Вероятно, жрица наколдовала какое-нибудь сонное заклинание…
С этими мыслями веки Алисы сомкнулись, и зооморфка уснула.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:49 | Сообщение # 14
Бесенка подошла к своей комнате в доме Тонкс. Спать хотелось ужасно. После обыска таинственного дома, который оказался пусть, как выеденное яйцо, и после разговора с жрицей (который так и тянуло назвать допросом) друиду хотелось упасть на свою мягкую кроватку и уснуть мертвецким сном.
Бесенка вошла в комнату и насторожилась. Есть такое чувство, которое обычно называют шестым, которое предупреждает об опасности. Никаких поводов для беспокойства. Привычная обстановка, друзья вокруг, все спокойно…
Мелькнуло отражение в зеркале. Бесенка, чуть не взвизгнув, подпрыгнула на месте и обернулась.
Широкая мозолистая рука закрыла ей рот. Пока Бесенка пыталась вывернуться, человек приблизил свое лицо к испуганным глазам зооморфки.
Друид невольно обмякла и прекратила брыкаться:
— Джейсон… — шепнула она, когда наемник убрал свою руку от ее губ.
Даурлинг виновато кивнул:
— Да, это я. Вот, пришел повидаться.
Красные глаза Бесенки вспыхнули от гнева:
— Вот гад! — яростно зашипела девушка, медленно, но уверенно наступая на рослого мужчину, — ни ответа, ни привета от тебя год не было, я не знала, что мне думать. Я считала, что ты погиб где-то, сгинул в какой-нибудь вонючей яме, растерзанный монстрами. Знаешь, что это такое — не знать, где находится человек, с которым ты хочешь увидеться и поговорить!
Все это было высказано в изумленное лицо Джейсона без малейшей запинки, скороговоркой.
— Ты… волновалась за меня? — выдавил Даурлинг, невольно отшатываясь от разбушевавшейся девушки.
— Я? И не подумала! Но меня жутко раздражает, когда человек пропадает и не оставляет от себя ни малейшей записочки! И чего ты ожидал? Что я брошусь тебе на шею? Пролью море слез счастья, и как будто бы ничего и не было?
Маленький кулачок друида больно ткнул Джейсона в скулу.
— Лучше бы ты вообще не появлялся! — почти крикнула Бесенка, замахиваясь еще раз.
— Стой, прекрати! — Джейсон без труда перехватил руку рассерженной зооморфки.
— И не подумаю! — летучая мышь не растерялась и что было силы ударила носком черного лакированного сапожка в причинное место наемнику.
Джейсон охнул и сложился пополам.
— По-моему, ты слегка переборщила, — поморщился он, опускаясь на кровать друидки.
— Ты меня достал уже, — голос девушки дрожал, — почему, Джейсон, почему? Неужели нельзя было просто умереть? Теперь ты мой враг. И я должна тебя убить. Но я не могу, понимаешь, не могу. Ты слишком симпатичен мне, чтобы просто прибить тебя.
Наемник распрямился и ответил:
— Понимаешь… просто мне казалось, что я тебя обманываю. Мне… как-то нехорошо стало. Вот, теперь я признался, что следую Путем Тени.
— Полегчало? — зло огрызнулась Бесенка, — ты чертов эгоист, наемник. Ты думаешь только о себе. Лишь бы тебе было хорошо. Ты не думаешь, каково теперь мне. Как мне жить и знать, что я должна всадить в тебя Жалящий рой. В человека, которого уважала и ценила. Которого я знала как неисправимого романтика, притворяющегося грубым неотесанным рубакой, чтобы спрятать чуткую ранимую душу от жестоких реалий мира.
— Ты немножко перегибаешь палку, конечно…
— Заткнись, а то еще раз дам пинка, — с угрозой пообещала друид, — не притворяйся, наемник, я тебя знаю. Наверно, даже лучше, чем ты знаешь себя. Поэтому я тебя прошу, Джейсон: сыграй в игру. Ты сможешь выиграть. А если даже и не сможешь, то лучше умереть, чем существовать… таким.
Пальцы Бесенки легко зарылись в пышную шевелюру седых волос Даурлинга. Ладонью она слегка погладила скулу наемника:
— Прости… Больно?
— Не больнее, чем твои слова, — буркнул Джейсон, чувствуя на своем лице нежные пальцы девушки, — прямо в сердце пришлись.
— Значит, не все потеряно? — с надеждой спросила Бесенка, глядя в глаза воина.
— Я сыграю. Обещаю. В любом случае, существование Джейсона как Даурлинга заканчивается.
Бесенка улыбнулась:
— Я знала, что ты выберешь тот путь. Правильный. Удачи тебе, Джейсон.
Воин прикрыл глаза, готовясь к перемещению. За миг до телепортации он почувствовал жаркое дыхание Бесенки и легкое прикосновение ее губ к своим…
Потом он растворился в воздухе. И появился все в той же комнате с высокими потолками.
Сюанмин уже ожидал его.
— Джейсон, мой дорогой Провокатор,— проговорил он, легонько усмехаясь, — уже решил покинуть нас? Всего год работы? Это будет рекорд.
— Я понял, что это — не мое, — твердо ответил Джейсон, — я не хочу быть демоном.
Сюанмин задумчиво потер ладони:
— Стало быть, игра?
— Выходит, так.
Владыка теней улыбнулся:
— Не ты один, Джейсон, не ты один. Раэлин тоже выбывает из команды.
— Да ну? — удивился наемник.
— Баранки гну, — хихикнул Сюанмин, не стесняясь воруя поговорку из людского лексикона, — я серьезно. Поэтому испытание будете проходить вместе. А теперь иди отдохни, мой бывший Провокатор. Это будет нелегко. Ой как нелегко…






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Клото (Администратор)
Информация о пользователе
Дата: Пятница, 22.01.2010, 12:49 | Сообщение # 15
Джейсон шел по тускло освещенному коридору. Длинная каменная кишка, кое как освещенная светом факелов, существовала только в воображении Сюанмина. Построенный в межреальности замок существовал лишь по желанию Владыки Теней, и все в цитадели было так, как хотел этого демон.
На душе скр**** кошки. Испытание будет сложнее. Раэлин словно мертвым грузом висела на плечах наемника. Если бы испытание проходил он один, он даже не волновался бы. Но теперь… Теперь придется защищать девочку от опасностей, каковыми бы они ни были — условий игры Джейсон еще не знал.
В самом конце мрачного коридора была массивная, окованная железом дверь. Джейсон постоял немного, потом решительно постучал по потемневшим от времени дубовым доскам еще не до конца зажившим кулаком.
— Войдите, — глухо донеслось из за двери.
Воин потянул на себя медную ручку и вошел в просторное помещение. Очутился он в пышной и со вкусом обставленной комнате. Повсюду были зеркала, ковры, картины. А посередине комнаты, на широкой, воистину царской постели сидела, поджав под себя ноги, Раэлин. Ее взгляд был бессмысленно направлен в стену, она печально покачивала хорошенькой головкой.
— Не помешаю? — кашлянул Джейсон.
Она перевела взгляд на него и помотала головой:
— Нет, что ты.
Раэлин похлопала ладошкой по искусно вышитому покрывалу рядом с собой:
— Садись, Джейсон.
Наемник неспешно присел на краешке постели:
— Ты как, мышка?
Раэлин скривилась:
— Не зови меня так. Пожалуйста. Воспоминания, терзающие душу.
Воин пожал плечами:
— Как хочешь.
— Да, хочу. Джейсон?
— Что?
У тебя есть такие воспоминания, которых ты стыдишься? И больше всего пытаешься забыть?
Наемник горько усмехнулся:
— Проще перечислить те воспоминания, которых я не стыжусь. Раэлин, мне двадцать четыре года. Я не очень хорошо жил. Правильней сказать, совсем нехорошо. Я пил, распутствовал, бросал друзей… Ну и убивал, само собою. Мои руки по локоть в крови, прости за такую банальщину.
— Боги тебя не простят, — тихонько шепнула Раэлин.
— Боги?! — лицо Джейсона потемнело, — не напоминай мне о богах, девочка. Их нет. Нет, конечно, если логично рассуждать, то если есть демоны, есть и ангелы.
Воин внимательно уставился в глаза друида:
— Но разум отказывается в это верить, мышка. Понимаешь, отказывается. Вот говорят, когда человек делает на земле все, что ему предназначено, боги забирают его к себе. У меня умерло много друзей в самом расцвете сил. А я нет. Так вот скажи мне, Раэлин: что успели сделать они, и чего не успел я? Неужели ты в самом деле думаешь, что я, конченый висельник и беспризорный бродяга, еще должен сделать что- то, что осчастливит этот поганенький, погрязший в пороках жалкий мирок?
— Я даже не знаю, что сказать…
— А я тоже, девочка, — горько кивнул Джейсон, — я тоже. Я пошел к темной стороне. Раэлин, ведь их культ не зря называется Идущими в тени. Солнце богов светит, но так ярко, что искажает действительность. Потому мир и кажется идеальным. Когда в полдень ты идешь по городской площади под нестерпимо палящим солнцем, то не заметишь ни нищего в ободранных лохмотьях, ни девушку, продающую свое тело за кусок хлеба. Но вот ты заходишь в прохладную тень и видишь все. Не сразу, постепенно. Вот что дали мне Даурлинги, мышка: возможность не глядеть на мир сквозь розовые очки. Видеть правду.
— Ты считаешь, что правда лучше? — холодно возразила Раэлин.
— Знаешь, лучше увидеть кусок навоза издалека и обойти его стороной, чем вслепую пробовать на вкус и убеждаться, что это все тот же самый навоз.
— Тогда зачем ты уходишь от Сюанмина, раз он так много тебе дал? Разве ты не хочешь остаться узнать еще больше?
Джейсон покачал головой:
— Нет. Самое главное я узнал. Тут мне больше нечего делать. Я хочу прекратить это. А твоя причина ухода? Ты же хотела добиться славы и уважения, не так ли?
Раэлин пожала узкими плечиками:
— Я… Я не думаю, что могу добиться этого здесь. У меня такое ощущение, что я была целью какого спора, главным условием в котором было заполучить мою душу. Я еще ни разу не была на задании, Джейсон. Просто страдаю от скуки, лежа здесь на кровати и читая книги. Да, я знаю основы волшебства друидов. Но я не двигаюсь с места, понимаешь? Вот что мне хотела растолковать моя подруга, которую я предала — радость познания. Осознание от того, что ты поднимаешься на новый уровень мастерства, радость ученичества… А не когда все и сразу. Но Сюанмин все равно всех обманул, ведь знаю я самый минимум… идеально знаю, но только основы. А что тебе он дал, Джейсон? Топоры, которые, при большом желании, ты мог бы получить и сам? На что ты обменял свою душу, воин? На светящиеся зеленым топоры?
Наемник помолчал, глядя на закипающего от гнева и отчаяния друида. Потом ответил:
— Да, Раэлин. Продал за комплект оружия. Дороже не получилось.
Джейсон встал на ноги и вышел из комнаты. Раэлин сжала кулаки в ярости, разок ударила свою подушку, чтобы выпустить пар, и легла, уставившись в потолок широко открытыми глазами. Она предчувствовала, что уснуть ей все равно не удастся.






Танчит не бао, танчит друля с бао. На словах разница невелика, на деле - огромна. Без грамотной друли бао никогда не будет таким легендарным танком, каким его принято считать. ©пёрто.

И у меня есть своя маленькая слабость... светлая


Форум » Не вошедшее в другие разделы » Флудильня » Молчание ветра (Arlekin008)
Страница 1 из 212»
Поиск:
Хостинг от uCoz